Лекция о причащении Святых Христовых Таин. Священник Максим Каскун

Сегодняшняя тема – о смысле Причащения Святых Христовых Таин: зачем мы с вами причащаемся в Храме, зачем это нужно, для чего это нужно, как часто это делать, что происходит с человеком, если он не будет причащаться, что происходит, если он причащается. Вот приблизительно такие темы, которые мы с вами сегодня разберем.

Святитель Афанасий Великий сказал замечательную фразу, когда защищал единосущие Отца и Сына на Первом Вселенском соборе: «Бог стал человеком для того, чтобы человек стал богом». Богом не по природе, но богом по благодати в том случае, когда человек становится сопричастником Божеского естества. Фраза очень древняя, сказал её ещё святитель Ириней Лионский, но именно озвучил её, что вся Церковь услышала, святитель Афанасий. Обожение человека не может происходить внешне, видимым образом, потому, что действие Святого Духа и спасительное действие Божие в человеке происходят, как правило, тайно. И поэтому мы с вами будем говорить сегодня о Таинстве святого Причащения. Как говорит апостол Петр в своем послании, Причастие Божеского естества возможно всем нам.

Как человек соединяется с Богом?

С Богом человек может соединиться, прежде всего, в молитве, обратившись к Нему. По учению преподобного аввы Евагрия и других отцов-подвижников, человек, обращаясь в молитве к Богу, соединяется с Ним. Соединяется умом, соединяется сердцем, соединяется душою, всем помышлением и всею крепостию своею. Но только соединения молитвенного недостаточно для того, чтобы человек приобщился Божеского естества и полноты благодати. Поэтому Господь устроил на земле Таинство святого Причащения. В древности было такое течение, которое нельзя назвать ересью, но Церковь его не одобрила: эти люди назывались мессалиане, это были монахи-подвижники, которые говорили, что в Таинствах в принципе можно и не участвовать, самое главное – чтоб человек молился Богу, и Бог, нисходя в сердце человека в молитве, даровал бы ему спасение. Все мы знаем, какая благодать настигает нас после молитвы. Мы все ощущаем то благодатное состояние. Святые отцы ощущали его ещё больше, эта радость была поистине неизреченна и многие, обольщаясь этой радостью, я бы сказал – не полнотою этой радости, выдвигали такое учение, что в принципе можно обходиться и без Таинств церковных и достигать соединения с Богом – обожения – посредством одной молитвы. Это конечно неверно.

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 26-28).  Здесь говорится о Тайной вечере, где Господь устанавливает святое Таинство Евхаристии («благодарения»), или Причащения. Это установительные слова, которыми Господь устанавливает Таинство Святого Причащения.
И следующие слова Спасителя очень важны для нашей сегодняшней беседы, Господь говорит: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6, 51-53). Вот такие слова Спасителя нашего, на которых мы с вами сегодня будем основываться.

Таинство Евхаристии

Все мы с вами знаем, что у нас в Церкви помимо обрядов есть ещё Таинства, их семь. Но по учению Восточной Православной Церкви, особенно по учению древних отцов, по учению святого апостола Павла всё в Церкви – Таинство, которое называется Таинством нашего спасения. Потому что само определение слова «Таинство» заключается в следующем: что помимо внешних действий (допустим, если взять Таинство Крещения), ещё невидимо сходит благодать Святого Духа, спасающая и укрепляющая человека. Но благодать Божия сходит не только в тех случаях, когда человек, например, принимает Таинство Крещения, исповедуется, причащается, венчается, рукополагается в священство, но и когда он крестится, когда молится, когда он в монахи постригается (монашество в древности тоже считалось одним из Таинств, потом почему-то, последовав католикам, мы оставили Таинства числом семь, монашество упразднили). Таинство отпевания было тоже у нас в Восточной Церкви, потому что отпевание – переход души из этой жизни в жизнь вечную – уж как же здесь не Таинство? Конечно Таинство великое. И само панихидное Богослужение, все песнопения там говорят буквально о Таинстве, это слово не раз мы слышим в молитве. Поэтому Таинство нашего спасения совершается, но выделяется семь Таинств, главное из которых – это Евхаристия, или Причащение Святых Христовых Таин. Оно является главным, основополагающим, является пиком, вершиной Богослужения и фактически является завершением суточного круга Богослужения за исключением некоторых служб Великого поста и других.

Что такое Причащение и Таинство Евхаристии? По своей сути, когда мы с вами приносим в Храм хлеб и вино, на Литургии после прочтения «Символа веры» начинается евхаристический канон, на котором совершается молитва о том, чтобы Господь приложил хлеб и вино в Свои Тело и Кровь. Как это происходит? Многие, конечно, в это не верят. Были даже чудеса, они и сейчас происходят, когда некоторые люди сомневаются, то когда они причащаются потом Святых Христовых Таин, то ощущают вкус мяса и крови. А некоторые даже и видят на лжице частичку мяса. После чего они молятся и каются в своем неверии и, соответственно, получают исцеление от Бога и могут потом невозбранно причаститься, взирая на Таинство уже естественными очами. В древности также было много видений о том, что Младенец закалается в это время на Богослужении. Всё это для подтверждения неверующим. Многие люди задают вопрос: «А как? Я причащаюсь хлеба и вина? Ведь на вкус они остаются хлебом и вином. Как они могут являться Телом и Кровью Господа?». Преподобный Иоанн Дамаскин говорит, Господь специально соделал так, чтобы посредством материальных вещей, то есть когда мы вкушаем хлеб и вино на Литургии, мы изнутри становились средоточием Божеского естества. И поэтому таинственным образом этот хлеб и это вино есть Тело и Кровь. Причем хлеб сохраняет свою структуру, если мы его возьмем в руки – он действительно хлеб, когда вино мы потребляем – оно тоже вино. Но это уже не вино и не хлеб, а Тело и Кровь Господни.

Каким образом это происходит – было очень много споров. И сейчас эти споры ведутся о том, как всё это происходит, какие субстанции и т.д. Многие люди на основании святых отцов состязаются друг с другом, забывая одно из святоотеческих правил, на которое тоже нужно опираться, оно звучит следующим образом, по слову преподобного Иоанна Дамаскина: «Образ сего приложения (изменения) неисследим». Никто этого исследовать не может. И дальше он говорит, что, как сказано было Божией Матери – «Дух Святый найдет на Тебя и сила Вышнего осенит Тебя» и зачатие произойдет без мужеского семени, так же и здесь – сила Святого Духа находит на Дары и они прилагаются в Тело и Кровь Христовы таинственным, неизъяснимым для нас образом. И никто из людей, никогда и нигде точно нам не скажет — а как это происходит. Потому что это всё воспринимается только на веру. Веруешь – получишь. Как говорит святитель Иоанн Златоуст, если ты причащаешься и ощущаешь благодать после этого, то ты принял Бога; а если просто ощутил в себе хлеб и вино, то Бога ты и не принял. Такое нравственное приложение. Поэтому каждый из нас сегодня если будет задумываться умом и пытаться вторгнуться в Таинство Господне, ничего хорошего для себя не получит. Как сказано у святителя Иоанна Златоуста: «О чем написано – о том рассуждаю, о чем не написано – о том умолкаю». Действительно – как говорить о том, что неизъяснимо?

После того, как Дары прилагаются в Тело и Кровь Господни, они уже навсегда остаются таковыми. То есть после службы они не меняются обратно в хлеб и вино. Поэтому Святая Церковь издревле, об этом мы находим в писаниях древних святых отцов, ещё с первых веков, к дарам относились очень благоговейно. Тертуллиан пишет, что мы стараемся ни крошки не уронить, подносим руки; а одно время, когда женщинам не давали в руки Причастие, они подносили специальный плат, куда ложился Хлеб, потом с этого плата собирались все крошки. Как и сегодня, когда священнослужители причащаются в алтаре, то все крошки засасываются в уста для того чтобы ничего не пропало. Все мы с вами сами видим, что используется и плат, чтобы никакая капля не упала, потому что это Кровь Бога, драгоценная, каждая капля в принципе содержит в себе всю полноту Божественной Крови и всю полноту Божественного Тела. Замечательное сравнение об этом передает нам святитель Игнатий Брянчанинов: «Как в капле росы отражается всё солнце, и в каждой капле мы видим одно и то же солнце, так и в каждой капле Крови Господа содержится всё Его Тело и Кровь».
И ещё хотел сказать, что после принятия внутрь Теле Господне усваивается у нас полностью. И как говорит преподобный Иоанн Дамаскин, оно уже не выходит из организма, о чем некоторые думают. Как пища, которую Адам и Ева вкушали до грехопадения, усваивалась у них полностью, и вон ничего не выходило, так же и здесь – Тело Господне усваивается полностью и Тело Бога становится нашим телом, нашим естеством. И поэтому при принятии Святых Таин мы теснейшим образом соединяемся со Спасителем нашим Господом Иисусом Христом.

Плоды Причащения

Далее я хотел бы порассуждать с вами о том, каковы плоды Причащения, зачем мы, собственно, причащаемся Святых Христовых Таин, что мы от этого получаем. Основная часть перечисленного ниже взята из «Правила ко Святому Причащению». Замечательные слова преподобного аввы Евагрия о том, что когда мы молимся, то должны молиться с чувством и чувство сие заключается в глубоком размышлении над прочитанным. Кто из нас глубоко размышляет хотя бы над одной молитвой, хотя бы над одним предложением? Мы наоборот стараемся глубоко размыслить о том, как бы быстрее прочитать, быстрее сказать «Аминь» для того, чтобы совесть наша была бы спокойной и мы, прочитав всё, были бы более-менее достойны того, чтобы принять Святое Таинство. Святые отцы же говорят об этом, что так делать нельзя и, наоборот, – в молитве нужно очень глубоко размышлять и молиться надо медленно. И когда молишься медленно и начинаешь размышлять над теми словами молитв, которые составили святые отцы, тогда начинаешь понимать, зачем ты, собственно, причащаешься, к чему ты готовишься, для чего ты приходишь в Храм принять Святые Дары.

  1. Очищение грехов, нечистоты, греховной скверны в душе и теле нашем. Это человек после Причащения, безусловно, получает от принятия в себя Святых Христовых Таинств.
  2. Прощение грехов, уничтожение их, умерщвление наших страстей. Как говорит преподобный Иоанн Дамаскин в своей главе «О Причащении», что Тайны, находясь в нас, усвоившись нам, являются некоторым ограждением и сохранением для того, чтобы мы в этом случае имели для себя великое защищение. Кто не причащается Святых Христовых Таин или причащается недостойно, тот такого защищения иметь не будет.
  3. Исцеление души и тела. Многие люди, как мы с вами знаем, после Причащения Святых Христовых Таин исцелялись от своих болезней. Святой праведный Иоанн Кронштадтский много говорит на страницах своего дневника «Моя жизнь во Христе» о том, что когда он приходил к людям, находящимся при смерти, со Святыми Дарами, причащал их, то люди выздоравливали. И все святые отцы говорят, что самое сильное Таинство – это Причащение. И когда приходили изгонять бесноватых, отцы говорили: «У вас есть Таинство Евхаристии, что вам ещё нужно?!». Огонь Божий пожигает и прогоняет демонов из души человека, — что ещё нужно? Веруйте в Бога, во Христа веруйте, веруйте в спасительные Его Таинства и получите исцеление.
  4. Крепость и здравие души и тела. То есть человек получает некоторую духовную крепость и здравие своему организму. Бывает, что когда человек поступает по совести, он получает после этого некоторую духовную бодрость и чувствует, что он прав, и в этом укрепляется. Так же после принятия Святых Христовых Таин человек получает крепость и здравие.
  5. Святитель Василий Великий говорит: «По Причащении Святых Христовых Таин мы имеем возможность возвращения добродетели и потерянного совершенства», которые мы потеряли при грехопадении в раю. Сие совершенство заключается в том, что человек может спокойно достигнуть духовных высот благодаря Святым Христовым Тайнам, благодаря подвигу, который совершает он. Добродетель утерянная может к нам вернуться.
  6. Прогнание и защита от демонов. Святые Таинства нас защищают от них и прогоняют их. После того как они изгоняются, мы имеем общение со Святым Духом. Читали, да? — «Во общение Святого Духа», — говорится в молитве ко Причащению. Если над каждым словом поразмышлять, приходишь к великому познанию.
  7. Наследие Царствия Небесного получает человек в Таинстве Причащения.
  8. Мы становимся друзьями Богу.
  9. Снабжаемся заповедями Господними. Редко читая Священное Писание, от своей греховности слабо разумея заповеди Господни, мы с вами живем, как будто у нас заповедей не существует. После Причащения Святых Христовых Таин нам дается премудрость и Господь снабжает нас заповедями Своими. И после этого мы, соответственно, стараемся жить по заповедям и употреблять их в своей жизни и поступать по ним.

10.  Мы становимся общниками Божеского естества по благодати Божией, то есть оживляемся. И как сказано у Симеона Нового Богослова в молитве: «Оживляется и обожается всяк ядый и пияй чистым сердцем», то есть приобретает себе жизнь и становится богом по благодати посредством Причащения Святых Христовых Таин.

11.  Плодом может быть осуждение, если человек причащается недостойно, то есть недостаточно подготовленным. Мы причащаемся и думаем, что всё всегда будет хорошо. — Не всегда бывает всё хорошо, что человек после Причастия может ощутить себя духовно настроенным. «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней» (1 Кор. 11, 27). То есть такой человек приобретает вину. Что вина сия производит в нас?

1) Прежде всего, это тяжесть души и тела и духа человеческого. Очень часто бывает так: после исповеди человек выходит, — вроде исповедался, а на душе тяжесть. И после этого человек причащается, и эта тяжесть сохраняется, и легче ему не становится. Потому что причащается, может быть, недостаточно подготовленным, может быть, какой-то грех есть или какая-то обида, гнев, злопомнение или ещё что-то. И, соответственно, не раскрывшись перед Богом и не очистившись, такой человек, когда приступает к Святым Тайнам, получает осуждение себе.

2) Также смятение и мука посещают нашу душу. Разные смущения, “самоедство” – это всё происходит как раз оттого, что в душе смятение от недостойного причащения.

3) Приложение грехов, и усиливаются недуги страстей, если человек не подготавливается, неблагоговейно подходит к Святой Чаше.

4) Осуждение, то есть мы себя осуждаем на вечные мучения, кто подходит с таким непотребством.
5) Что ещё очень важно – физические болезни и смерть. Действительно, многие болеют и умирают от недостойного Причащения. Об этом тоже надо помнить.

6) Немощь веры – человек становится немощным в вере, не может уповать на Бога.

7) И после этого приходят нападения демонов, и бесы ввергают нас в разные грехи: в сладострастие, осуждение, сплетни и т.д., а после этого отворяют дверь и всем прочим грехам.
Преподобный Никита Стифат говорит следующее: «Если же приступаем, будучи срастворены с веществом страстей и осквернены скверной греховной, то Он, приближаясь к нам, естественным Ему грехоистребительным огнем пожигает и попаляет нас всех и жизненность нашу подсекает, не благоволением Благости Своей, а отвращением к нечувствию нашему, будучи к тому понуждаемым нашим грехопадением». То есть когда мы в осуждение себе едим и пием, то не потому, что Господь так хочет и не потому, что Он так делает. А потому что мы сами, срастворяясь с веществом греха, соединяясь со страстями, приходим к Чаше и, не желая отринуться от страстей, причащаемся Святых Христовых Таин, соединяемся с Богом по естеству своему. Апостол Павел говорит: «Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11, 29-31), потому что Господь дважды никого не судит. Если мы осуждаем себя перед Чашей за свои грехи, за свое недостоинство, то Господь прощает нам грехи, отпускает их и, соответственно, врачует. Если же не осуждаем, а пытаемся, сохраняя свои грехи, вторгнуться в благодать Божию, тогда мы получаем осуждение.

Подготовка ко Святому Причащению

Святой апостол Павел далее говорит: «Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей» (1 Кор. 11, 28). То есть ещё в апостольские времена уже была дана заповедь всем нам перед Причащением Святых Христовых Таин испытывать себя и готовить. В чем заключается эта подготовка?

  1. Прежде всего, конечно же, это исповедь и покаяние человека. Никто из нас, даже во всём исповедавшись и раскаявшись и получив на исповеди прощение своих согрешений, никогда не может быть достойным Причащения Святых Христовых Таин, потому что мы причащаемся не по достоинству нашему, а по милости Милующего Бога. Единственное условие в этом случае – чтобы мы раскаивались в своих грехах, которых у нас бездна и которые соделывают нас недостойными для принятия Таинств нашего Владыки. Сегодня очень много таких случаев бывает, когда люди приходят на Причастие и стараются исповедоваться прямо перед самым Причащением, чтобы меньше нагрешить, чтобы быть достойным. Только епитрахиль с головы сняли – и уже бежим сразу к Чаше. Это на самом деле неправильно, потому что человек всё равно приходит недостойным. Наоборот, такое стремление причаститься достойно пагубно сказывается на нас, потому что сие намерение подпитывает в нас гордость — мы мним, что мы чистые. То, что ты исповедовался, что тебе Господь простил грехи – это же не значит, что ты очистился сразу, потому что очищение от страстей – это подвиг, это борьба с ними, это бремя, целая наука, которая называется аскетика. Как говорит святитель Иоанн Златоуст: «В крещении мы получаем прощение грехов, а привычку грешить и страсти побеждаем мы сами». И Господь всем нам дает такую возможность – усовершенствоваться в этом и победить свои собственные грехи.
    И поэтому когда человек подходит к Чаше, он должен, прежде всего, размышлять о своем недостоинстве, чтобы смиренно и сокрушенно, с кротостью принять благодать Божию. Если человек вычитывает полностью Правило, он часто тоже ощущает себя заплатившим долг: «Я Правило вычитал – что ещё нужно? Больше вычитывать вроде как не надо, а себя пересилить я не могу, ну вроде как теперь я и достоин». И основываясь на таких внешних правилах, мы забываем о самом главном – о том, что нужно размышлять о нашем недостоинстве, о нашей греховности, падении. Приходя к Чаше с благоговением, со смирением – мы только в этом случае получаем пользу, потому что «имеют нужду во враче не здоровые, но больные» (Мф. 9, 12).

Интересно говорит святитель Иоанн Златоуст: «Приступающий во грехах хуже бесноватого». То есть тот, кто не очистившись от грехов и защищая свои собственные грехи приходит ко Причащению. «Ты исповедовался?» — «Нет, а зачем? Я никого не убивал, жене не изменял, грехов никаких не делал, мне исповедоваться не в чем». – Ну, тогда тебе и спасаться не нужно, ты тогда уже спасен, зачем тебе причащаться? Обязательно человек должен понимать и осмыслять, что он всё-таки грешен, и нести плод и жертву своего недостоинства к престолу Божьему.

  1. Человек накладывает на себя пост. Пост перед Святым Причащением различен. О духовной стороне поста мы все прекрасно знаем, что пост — это духовное делание, прежде всего, которое связано с молитвой, с покаянием, со смирением, с самоукорением, — человек должен всегда в себе самом искать вину всего происходящего вокруг нас. И поэтому о посте здесь скажу следующее: пост в зависимости от состояния человека может составлять от одного дня до недели, и даже до месяца для особо греховных, здесь священник должен рассматривать. Многие сегодня говорят, что только три дня. Неправда. Если ты причащаешься каждую неделю, каждое воскресенье (а мы должны так причащаться, я об этом скажу ниже), то тебе для того, чтоб ты причащался в любой день и в праздники, достаточно поститься среду и пятницу, как это было в древности и как установила Святая Церковь. Среда и пяток – это тот пост, который достаточен для того, чтобы в продолжение всей седмицы держать себя в духовном тонусе. Когда уже у нас с вами оскудевает духовная благодать и пост среды и пятницы уже не может нас поддерживать, тогда Церковь устанавливает большие, длительные посты, которые выхолащивают из нас плотское мудрование, желание жить по-плотскому и приучают нас к некоторому воздержанию, пренебрежению к пище, простому отношению к пище. Итак, пост, безусловно, должен быть, но в том случае, если человек причащается ежевоскресно и в двунадесятые праздники (в зависимости от обстоятельств), достаточно среды и пятка.
    Если же человек вообще пришел из мира первый раз – на него вообще не надо никакой пост налагать. Вот он пришел, исповедался – дайте ему возможность причаститься. Это касается наших близких, родственников, которых мы стараемся привести в Храм Божий. Начинаем их “постить”, “благоговеть”, “молить”, и во концовке они сбегают от нас. Не надо ничего этого делать. Когда человек приходит с обращением к Богу впервые – на него не нужно налагать вообще ни-че-го. Немного рассказать, чтоб он покаялся, в этом ему помочь, причастился. А потом уже, конечно, давать ему возможность и попоститься, и помолиться и всё прочее. Но сначала нельзя отпугивать. Так же когда человек приходит смертного греха – допустим, он совершил убийство, после убийства он получает епитимью – 10, 15, 20 лет не причащаться. Но если человек кается в своем преступлении, приходит в храм Божий и говорит: «Батюшка, я согрешил, раскаиваюсь», то священник не имеет права отказать ему в этот момент в покаянии и в Причащении. После же того, как он раскаялся, на него налагается епитимья, и он многие годы несет её без Причащения. Но в момент обращения человека Царство Небесное не должно затворять, оно должно быть отверсто, потому что покаянию пути всегда должны быть открыты.
  2. Правило ко Святому Причащению. Под Правилом разумеется «Последование ко Святому Причащению», то есть канон и 10 (или 11) молитв (смотря в каком молитвослове). Это некоторый минимум, за который желательно не переступать. Кто хочет больше и может больше – тот должен делать больше. Кто не может больше, тот должен стараться, по крайней мере, не переступать через это. Три канона перед Причащением уместны только в том случае, если человек три канона читает вообще каждый день, то есть какие положено каноны – Ангелу-Хранителю, Спасителю, Иисусу Сладчайшему и т.д. Мы знаем, что на каждый день положено читать определенные каноны с акафистом. Если человек несет этот подвиг, то конечно он тогда будет, соответственно, и перед Причащением тоже читать три канона, потому что положено читать их в это время. Если человек не может этого понести, а может нести только утреннее и вечернее правило, то если на него начинают налагать бремя канонов, которое для него неудобоносимо в том плане, что он просто не может, — человек начинает что делать? Редко причащаться. Раз в год. Он как вспоминает про каноны, его начинают сразу смущения, сомнения, немощи всякие брать, и человек просто берет и не причащается. Кто выиграл? Сатана, которому это на руку – что человек не причащается. Получил ли духовную пользу священник от того, что запретил человеку причащаться без канонов? Нет. А какую он пользу получит? Никакую. Человек получил пользу? Тоже ничего не получил, потому что остался без Трапезы Господней, без помощи Божией. Поэтому здесь выигрывает только сатана. Поэтому здесь нужно, конечно, большое рассмотрение. Если человек слаб, то нужно обходиться минимумом. Если человек крепок и желает – надо его всячески поощрять, чтоб человек молился больше. То есть у каждого должно быть свое некоторое ощущение, потому что правило – это всё-таки не универсальная вещь. Все святые отцы-подвижники говорят о том, что молитвенный подвиг всегда индивидуален. Не всякий человек может одинаково соперничать с подвигом другого человека. Поэтому Господь решил спасать всех нас в многообразии. Поэтому не надо требовать от людей того, что для них, допустим, поначалу тяжело и т.д. Сказано в Священном Писании, и господь не зря это фарисеям сказал: «Возлагаете на народ бремена неудобоносимые, сами же и перстом не хотите двинуть». Действительно такие случаи есть: приходит человек на исповедь и священник ему говорит — «Ты вычитал каноны?» — «Нет, не вычитал», — «Всё, иди». А сам и вечернего правила не почитал. Но с народа требует! Потом ещё заходит в алтарь и глумится: «Как я их всех сделал!». Потому Господь когда говорит такие вещи, Он говорит зная, что было и как глумились над народом фарисеи, саддукеи, жрецы, которые вместо того чтобы помогать народу, отталкивали их, налагая бремена неудобоносимые. Так расписали жизнь человеческую, что шага нельзя сделать без того, чтоб посмотреть в книгу: а как правильно? И в итоге получилось, что никакой ни свободы, ни духа, ни благодати, и против этого всего Господь и восстал.
    И сегодня, являясь сынами благодати, сынами Божиими, мы с вами должны об этом помнить, что суббота и, по выражению святителя Игнатия Брянчанинова, пост – для человека, а не человек для поста. Так же и правило – для человека, а не человек для правила. Потому что не ради правила Христос страдал, а ради души человеческой, ради её спасения. И поэтому сегодня, когда люди стараются правило поставить выше людей, — это неверно! Это обрядоверие, это буква, это мертвящие законы, которые плодов духовных не принесут.
    Итак, что касается правила – человек должен, конечно же, со своим батюшкой ещё размышлять, обговаривать с ним все эти моменты. Но также обязательно человек должен понимать, что в правиле не должно быть расслабления. Один раб Божий сказал: «Я только один канон могу читать, больше не могу». Надо себя заставить ещё и молитвы почитать. Если бы ты был болен – понятное дело. Ну а так Правило к Причащению – то есть чтение канона с молитвами – это займет, если медленно читать, примерно 40 минут; если быстро, то и за 25 некоторые укладываются. Это в принципе подвластно почти каждому человеку, может быть за каким-то редким исключением. Всё, что сверх этого – да, уже тяжело некоторым людям. Поэтому здесь человек должен действовать с рассмотрением; самое главное – чтобы не перегнуть палку и не расслабиться.

Святой Симеон Новый Богослов говорит, что как ты читаешь Правило, то есть как молишься, то так постарайся и жить. Потому что в молитвах у нас с вами изложено всё богословие жизни. Молитвы святых отцов, которые написаны в утреннем, вечернем правиле выражают духовную составляющую, духовное ощущение и плод молитвы, изучая который, мы с вами можем воплотить это в жизни. Как сказал мне один раб Божий: «Бери молитвослов – это есть истинное богословие, это истинная школа жизни». В этих молитвах в принципе есть всё для нашего спасения, только вникать надо в слова, вникать в дух, в мысли молитвы, сердцем нужно проникать туда и умом. Не просто оттарабанить и положить молитвослов, выдохнув как всегда поток воздуха и вытирая пот со лба сказать: «Аминь. Слава Тебе, Господи, что всё это закончилось наконец-таки». Если не будет внимания – не будет и благодати от молитвы. Человек без внимания молитву читает внешне. Соответственно, от внешней молитвы происходят потом не плоды, а осуждение, как от недостойного Причащения, то есть человек, после такой молитвы, имеет некоторое состояние – с одной стороны, исполненного долга, что является заблуждением, а с другой стороны он тяготится молитвами, то есть он тяготится общением с Богом. Почему так? Потому что он неправильно делает. А неправильно делая, он получает, соответственно, и неправильное устроение духовное и начинает тяготиться общением с Богом.

  1. К Таинству Причащения нужно приступать натощак. Поначалу, в древности, натощак люди не приступали, потому что служба проходила вечерами или даже ночами, и поэтому люди приходили туда поевши. Но со II века люди начинают к Таинству приступать натощак, и затем в церковной традиции это правило устанавливается прочно и жестко. В IV веке это уже повсеместный обычай, за исключением некоторых мест, где даже вплоть до VIII века в Великий Четверг причащались не натощак, а поевши днем, т.к. саму вечерю (Тайная Вечеря Великого Четверга) служили вечером. Таким образом, эта практика долгое время ещё кое-где сохранялась, и даже в соборных канонах этот момент оговаривался – что весь год причащаются натощак, кроме Великого Четверга. Но потом и к Великому Четвергу подошли так, чтобы и в этот день года служба проходила с утра, и причащались натощак.
    Натощак – это значит, что человек должен причащаться, не вкушая пищи и не испивая воды. В правилах святителя Тимофея сказано, что если человек испил нечаянно воды, то может причаститься, в этом греха нет. Но человек должен наблюдать за собою. Что касается таких моментов, как почистить зубы, святитель Иоанн Златоуст говорит следующее: «Попробуй подойти к царю с нечищеными зубами и обратиться…», или на свидание пойди с молодым человеком, не почистив зубы. Нормально? А некоторые говорят, что ко Причащению нужно пойти, не почистив зубы, это нормально, и считают это даже благоговейным ввиду того, что если будешь чистить зубы, то можешь проглотить немножко воды, соответственно, причаститься не сможешь. Это мнение тоже неверное, потому что человек, причащаясь Святых Христовых Таин, должен идти натощак, то есть ничего не есть и не пить. А если нечаянно что-то бывает, когда он чистит зубы, то на это даже не нужно обращать внимания. Хотя я не знаю — всю жизнь чищу и ни разу не глотал воду, сколько люди чистят — никто никогда даже такого не говорил, чтобы воду сглотнуть, да зачем её глотать-то. Или же когда человек болеет, – кто давлением страдает, тот знает, что если ты с утра таблетки не выпьешь – всё, конец, к двенадцати часам, когда служба закончится, уже будет 200, «скорую» надо будет вызывать. То есть человеку приходится выпивать таблетки. А как же? И надо их выпивать, потому что это не пища! Здесь благоговение к принятию Таинств не нарушается ничем, ведь ты же не пищу принимаешь. Ты принимаешь таблетки для того чтобы тебе выстоять службу, потому что ты болен. Что здесь такого-то? И ко многим таким вещам, что называется – препятствия, бремена неудобоносимые, — нужно относиться с рассуждением. Не надо принимать разные «поветрия»: где-то бабушка что-то сказала – «всё, значит это истина православия». Так не надо думать, потому что это всё далеко не так.
  2. Подготовкой ко Святому Причащению обязательно должно быть ещёсупружеское воздержание. По правилу святителя Тимофея это ночь перед Причастием. Я бы сказал, что это минимум, за который тоже переступать нельзя. Кто может воздержаться больше – должен воздерживаться больше, потому что может. Если человек не может, то ночь перед Причастием он должен обязательно соблюсти. Люди разные, темперамент у всех разный, поэтому Церковь налагает некоторый минимум – ночь перед Причащением потерпеть могут все.
    Сегодня практика такова, что нормой приблизительно является сутки до и сутки после Причащения мужчине и женщине не быть вместе, стараться, по крайней мере. Кто может – молодец, кто не может, тот должен держаться минимума – сутки до Причащения. Кто может больше – должен больше.
  3. И последнее, что, на мой взгляд, является самым важным – это, конечно, чтобы человек был примирен со всеми остальными людьми. Помните эти строки в Евангелии, сказано о примирении: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5, 23-24). А мы сегодня думаем – ругаемся, цапаемся, “собачимся” с соседями, в семье, с друзьями — и потом спокойно идем и причащаемся. А Господь говорит о примирении. Человек должен обязательно примириться и должен быть мир в душе у него. Также святые отцы говорят, что нужно избегать гнева, памятозлобия, которые происходят на фоне вот этих скандалов и ругательств, раздражения. Эти страсти, безусловно, должны быть упразднены, т.е. исповеданы, очищены, раскаяны, чтобы их у нас с вами не было.
    И должен быть у тебя обязательно мир совести. Мир совести – это состояние евангельского покоя, который обещает нам Господь Иисус Христос. Соответственно, если ты ощущаешь в совести, что в чем-то ты неправ, тогда ты должен обязательно требования совести удовлетворить. Об этом говорит Господь: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу; истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Мф. 5, 25-26), или до последней копейки. Наша совесть – это наш соперник, с которым нужно мириться. Если ты с ней не помиришься — она не успокоится, её не подкупить, не обмануть, ничего с ней нельзя сделать: человек — либо слушается совесть – либо умирает душой. Поэтому и в священнических молитвах на Литургии, и в правиле ко Причащению мы молимся о чистой совести, чтобы с чистою совестью нам причаститься Святых Христовых Таин. Это нужно, потому что Таинство тогда будет нам не в осуждение.

Как часто приобщаться Святых Христовых Таин

Святитель Иоанн Златоуст говорит интересную вещь: «Если вовсе не приобщаться, то это голод и смерть». И Сам Господь наш Иисус Христос говорит: «Кто не будет есть плоти Моей и пить крови Моей, не увидит Царствия Небесного, не увидит жизни». Это голод и смерть. И присутствующий на Литургии бесчестит Божественную Трапезу, удаляясь от неё». Итак, об этом говорят святые отцы и это человек должен помнить и понимать – что Причащение необходимо. Так же, как Господь на Тайной Вечери установил – «сие есть Тело Мое», «сие есть Кровь Моя» (Мф. 26, 26-28), мы эти слова произносим и на евхаристическом каноне Божественной Литургии. Священник возглашает: «Приидите, ядите, сие есть Тело Мое… Пийти от нея вси, сия есть Кровь Моя Нового Завета…». После этого священник читает молитву, которая начинается так: «Поминающе убо спасительную сию заповедь…» — именно есть и пить Тело и Кровь Господни, то есть это заповедь, Господь заповедовал нам причащаться Святых Христовых Таин. Это не просто некоторое указание, это заповедь!
Тогда поднимается следующий вопрос: если это заповедь, то — как часто должна эта заповедь твориться? Раз в жизни, или раз в год, или каждым постом? Понятное дело, что статус заповеди сам за себя говорит о том, что человек должен заповедь творить непрестанно, постоянно. О заповеди мы должны всегда помнить, что заповедь – это, прежде всего, непрестанное делание. И человек должен непрестанно причащаться.
Специально принес вам книжку «Преподобный Никодим Святогорец и святитель Макарий Коринфский: Книга душеполезнейшая о непрестанном причащении Святых Христовых Таин», составлена в конце XVIII века греческими святыми отцами. В ней полностью разбираются все возражения тех людей, которые противятся непрестанному Причащению, и приводятся цитаты святых отцов и учения Ветхого и Нового Завета о том, что нужно приобщаться Божественной благодати постоянно, а не раз в год или раз в жизни. Книжка замечательная, продается в частности в Троице-Сергиевой Лавре, и если человек хочет действительно понять, как нужно причащаться, эту книжку лучше прочитать самому, если будет на то время. Я приведу вам замечательную цитату Никодима Святогорца: «Причащаться Господа в Таинстве Тела и Крови можно только в определенные времена, кто как может и как усердствует, не более, однако ж, одного раза в день». Конечно, каждый день причащаться – надо признаться, что всё-таки мы сегодня недотягиваем. И многие монахи причащаются только раз в год Великим постом, тоже придерживаясь того мнения, что нужно причащаться редко. Есть некоторые батюшки, которые эту позицию сегодня проповедуют. На Пасху все пришли – постившиеся и не постившиеся — причаститься, священник  выносит Чашу, и говорится всем наставление: «Был пост, все молились, говели, причащались, а сейчас Пасха Христова. Христос Воскресе! Аллилуйа!» — и заходит в алтарь. Всё, никто не причащается на Пасху. Это конечно глубочайшее извращение духовной жизни. Но человек так воспитался, так вырос духовно и его сейчас переделать невозможно, а он настоятель. А есть такая святыня у нас: «Аще изволит настоятель». Если аще он изволил, то кто ему может сказать против? Соответственно, всё. Женщина пишет сообщение одному батюшке: «Настоятель запретил на Пасху причащаться, но наш батюшка тайно вынес Чашу и на клиросе нас причастил». То есть даже до такой степени бывает, что доходят. Люди хотят, а им не дают.
Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Не в том состоит дерзость, что часто приступают, но в том, что приступают недостойно». И он же говорит, что недостойно можно причаститься и раз в год, и раз в жизни. Потому что достоинство, как я уже говорил, не зависит от твоего расположения, а зависит от твоего смирения. Насколько ты смирился перед Господом, настолько же Господь и даст тебе благодать.
Св. Феофан Затворник говорит следующее: «Господь любит причащающихся и милостиво снисходит к недостаткам в должном настроении души. Потом само причащение мало-помалу и исправит сии недостатки». Ну конечно, если уж «молитва научит нас всему», говорит Игнатий Брянчанинов, то тем более Причащение Святых Христовых Таин, соединение с Богом научит нас ещё большему! Давая место Богу в своей душе, когда Господь живет в тебе, безусловно, будут конкретные изменения, конкретные наставления на исправление.

Степень воздействия на человека

Очень важно, что Тело и Кровь Христовы всегда одни и те же. Это одно и то же Тело нашего Спасителя, Которое родилось от Пречистой Девы в Вифлееме, ходило по Святой Земле, было распято, воскресло и сидит одесную Бога, как написано в Послании восточных Патриархов, в православном исповедании. Это же Тело претворяется постоянно и каждую службу Оно одно и то же, потому что это всё Тело Христово. Но человек после Причащения всегда ощущает в себе разную силу воздействия этого Таинства на свою душу. Когда хорошо, когда вообще ничего не чувствует, как будто просто хлеба поел, когда смущения какие-то. Эти состояния зависят, прежде всего, от молитвы священника и от молитвы самих людей, как они настраивают себя в Храме. От молитвы священника очень многое зависит: насколько священник сам несет подвиг, насколько он стремится к молитве, как он молится. В указании для священнослужителей («Известие учительное») сказано, что сила службы в принципе зависит от силы молитвы священника. Одним словом: как батюшка помолится, так все и причастятся.
И другое — говорит преподобный Максим Исповедник: «Всем просящим дает Себя Хлеб жизни (Ин. 6, 35), как человеколюбивый, не всем, однако же, поровну, каждому, сколько может принять достоинство (или благонастроение) его ума или его подвиг». То есть в зависимости от нашей духовной жизни мы с вами получаем силу благодати Господней. Хотя в каждом кусочке Тела и в каждой капельке Крови находится вся полнота Тела Господнего, но, тем не менее, Его сила и воздействие разная в зависимости от нашей духовной подготовки и от нашего духовного настроения. Как подвизаемся, так и получаем. Как сказано: «Кто много любит, тому многое прощается, а кто мало любит, тому мало прощается».

Поведение после Причащения

Как себя вести после Причастия? Этому вообще очень мало уделяется внимания везде. Даже благодарственное Правило после Причащения в несколько раз меньше, чем то, которое готовит человека ко Причащению. Соответственно, где-то и отношение у нас складывается такое, что самое главное – причаститься, а потом – как Бог пошлет. Поэтому получается, что люди начинают неблагоговейно относиться к Таинству. А бывает даже некоторые и в другую крайность впадают: после Причастия даже «Здравствуйте» никому не скажут и с угрюмым лицом, чтоб никто не подходил, идут домой, запирают дверь и лежат до самого вечера, чтоб никого не осудить, ни с кем не пообщаться, чтобы, как говорится, благодать не «разбазарить». Это тоже есть крайность, потому что благодать Божия должна светить всем. Это как свеча на подсвечнике – «зажегши светильник, никто не ставит его под кровать, потому что он должен светить всем в доме» (Лк. 8, 16). Если ты причастился, ты принял Христа, то ты конечно не должен специально идти на дискотеку или на день города и всем рассказывать, что ты причастился, но не надо уклоняться от каких-то общественных поручений или от церковных собраний, от чаепитий, которые происходят в Храмах, на приходе и т.д. Наоборот, нужно общаться и учиться в этом общении — не только сохранять благодать, но и приумножать её, даря её окружающим тебя людям. Потому что Тайны Христовы, вселяясь в нас, должны преображать нас, а не быть похоронены и зарыты.

  1. Трезвение и хранение ума человеческого, внимание к себе, благоговение, то есть такое состояние, чтобы не было ни смехотворства, ни глумления, хохота, разных шуток-прибауток. Зачастую, когда у человека после Причастия поднимается настроение, начинаются разные «приколы». Выходит из Храма и начинает: то с одним пошутит, то с другим. Во концовке радость и восторженность духа переводятся в плоскость человеческих настроений (шутки-прибаутки) и оскверняются смехом, хохотом, разными колкостями и, конечно, исчезают.
  2. Воздержание языка – обязательно человек должен следить за собою, чтобы чего-то лишнего не сказать.
  3. Святые отцы учат, что от Причащения должен быть плод и польза. То есть силу, которую ты получил, ты должен употребить, например, для молитвы, для доброделания. Надо понять, что ты имеешь сам в себе и употребить всё это в дело и на пользу. Не похоронить в себе, под одеялом спрятавшись, чтобы тебя никто не видел, никто не знал.
  4. Самое главное – должно после Причащения опасаться бездействия.

Препятствия ко Святому Причащению

Те состояния, когда человек не может причащаться:

  1. Если он пришел неподготовленным и не натощак. С другой стороны, этот вопрос ставится на усмотрение священника. Батюшка уже сам смотрит, можно или нельзя причастить человека в этом случае. Бывают разные ситуации, в частности, когда люди мало воцерковлены, и здесь степень подготовки и степень строгости имеют индивидуальный характер. Когда человек воцерковляется, на него не надо давить правилами, жесткостями. Не будем препятствовать человеку обращаться ко Христу. Он идет ко Христу, а мы начинаем всякие препоны ставить: перепрыгни здесь, перелезь там, вместо свободной и открытой дороги. Потом, когда он придет, понятно, что будет узкий путь, и он сам себе уже выберет этот путь.
  2. Но также есть препятствия, которые уже не приходятся на усмотрение священника:
    инославие, то есть причащаться не может человек не православный (ни католик, ни протестант, ни тем более неверующий человек не может причащаться). Этого быть не должно. Если в Церкви произошел раскол, как, допустим, был у нас раскол со старообрядцами – они не могли причащаться с нами. Было запрещено евхаристическое общение, потому что люди вышли из Церкви. Сейчас эти анафемы сняты, причащаться можно, но никто из них уже не приходит. Они живут своей жизнью, мы им уже не нужны. Все эти анафемы сняты поздно, когда поезд уже далеко-далеко ушел. Что касается протестантов, католиков – это само собой разумеется. Но митрополит Сурожский Антоний, когда в войну во время бомбежки зашел католик, причастил его. Это особый случай, когда война, смерть, бомбы взрываются – и он принял такое решение, почувствовав, что человека надо причастить. И всё-таки он исходил из того, что мы признаем у католиков и крещение, и миропомазание, и другие их Таинства у нас действительны. Если католик обращается в Православие, то его не перекрещивают, он приходит только через покаяние. Поэтому митрополит Антоний принял такое решение. Был бы это протестант, у некоторых из которых мы не признаем даже крещение, тогда и смысла причащать его не было бы. А что говорить о язычниках – если человек неверующий, то как его причащать? – Ты сначала покрестись, уверуй в Господа, тогда уже будет разговор.
  1. Но бывают такие случаи, когда человек, допустим, неверующий, но может придти и причаститься: например, «бабушка в детстве крестила». Кто это уже помнит — кто кого крестил? И человек причащается. Мало того, он потом женился, повенчался, а через некоторое время узнается, что он, оказывается, не был крещен. Его жена спрашивает: «Что теперь, венчание повторять?». Всё считается действительным в этом случае, его просто сразу окрестили, даже без оглашения. Такие случаи тоже бывают.Во всех остальных моментах священник сам принимает решение – причастить человека или не причастить.

Причащение детей

В Православии на этот счет вообще не возникает никаких вопросов, все мы носим и водим детей на Причастие. Вопросы возникают только тогда, когда дети начинают кричать около Чаши или ещё что-то подобное происходит. Тогда некоторые начинают говорить в адрес Церкви: «Что вы насилуете детей? Пусть они подрастут, они сами потом выберут, куда им пойти». Я бы даже так сказал: когда они подрастут, вы за них выберете, безбожное правительство за них выберет, куда им пойти. То есть если я своего ребенка не буду водить в Церковь, не буду его причащать Святых Христовых Таин, он так никогда и не познает благодати Божией. По учению блаженного Августина, так же нашего известного православного проповедника, славянофила Хомякова, дети способны к познанию радости Царствия Небесного, потому что это дети. И когда мы приносим младенца в Храм, младенец уже способен почувствовать благодать Божию. Почему многие дети, присутствуя на крещении, видят огонь, ниспадающий в воду, — это прямо сегодня бывает, это наша жизнь. Обычная жизнь, это не где-то когда-то в патериках. Это сегодня происходит, в наши дни. Многие батюшки об этом рассказывают — крестишь, потом ребенок кричит: «А я видел огонь!», или искры какие-то, или звездочки.  Дети действительно способны к Царствию Небесному и поэтому мы эту возможность даем им осуществить.
Также ещё хотелось бы сказать, что ребенок, если его родители крещеные, православные христиане, рождается в Царстве Небесном, в домашней Церкви. Он просто пока не крещен, но он уже в Церкви, он уже член этого Небесного Царства потому, что он по плоти уже родился там. Соответственно, естественным образом, если он по плоти уже в Церкви, то почему ему не быть и по духу в Церкви? Почему только телом он должен быть в Церкви, в домашней, а по духу – нет? И поэтому мы даем такую возможность ребенку.
А когда говорят, что ребенок не понимает, когда за него его крестят и т.д., то «по вере вашей да будет вам», с одной стороны, потому что Господь дает по вере приносящих. А с другой стороны – родители решают за своих детей. Это право дал нам, родителям, Бог, и это право никакая демократия не имеет права у нас с вами отнимать. Я решаю за своего ребенка, как ему расти, до того времени, пока он не станет самостоятельным. Я решаю. Не какие-то там дяди, озабоченные содомскими и разными другими прихотями, а я решаю. Я — отец, она — мать, и мы решаем, как нашему ребенку расти и как ему воспитываться, быть ему крещеным или не быть. И так же, как христианин, я решаю своей властью, данной мне от Бога, что он будет христианин. И если он уже отрекается от этого – это его право. Но не дать ему этого – это грех, потому что когда он вырастет без познания Царства Небесного, без душевного прикосновения к Тайнам Божиим, — что можно в 18 лет вообще познать в жизни? Что такое 18 лет, когда здоровые мужики в 45 лет свои семьи бросают и уходят к любовницам? От большого ума что ли? А что можно в 18 лет решить и выбрать, закончив только школу? Да абсолютно ничего. Они даже себе невест-то выбрать не могут нормальных, их браки все трещат. Ведь когда люди живут в семье, всё же прекрасно видно: если ты женился на человеке, который не для тебя, не по тебе, с другого круга, с другого воспитания – это очень тяжело. А люди не видят этого, и когда они вступают в брак, когда они с этим сталкиваются, они не понимают, что всё – назад-то дороги нет. И получаются потом и разводы в православной среде и прочее. Одного поля ягода должна быть — вот что нужно искать. И родители раньше, когда выдавали детей, знали, за кого выдавать. Они же выдавали по большей части не потому, что было выгодно, а старались в своем кругу выдавать. И не было таких проблем. А сегодня это всё происходит сплошь и рядом, и соответственно, когда люди сходятся: похоть прошла и потом – голая правда жизни. Нужно жертвовать – «а мне не хочется». От тебя требуют то, что ты не можешь сделать, что ты не можешь осуществить. Это всё происходит сплошь и рядом. И поэтому, сегодня в православных семьях родители пытаются участвовать в выборе невесты или жениха для своего сына или для дочери, это правильно, в этом нужно участвовать. Я знаю одну семью, он баловной был семинарист, но папа у него был священник и он ему сказал: «Сынок, ты как хочешь, но жену я тебе сам найду». Такой очень жесткий папа. Он говорит: «Папа, но только чтоб она мне понравилась, — единственное, о чем прошу!». Вот так смирился. И действительно женился хорошо, сейчас живут замечательно. Ну, потому что родители плохого не пожелают никогда, если только они не больные на голову. Бывают и такие. Был один случай: одна женщина стала любовницей бизнесмена; когда её вытащили оттуда, сама её мама приехала к батюшке, и давай батюшку кошмарить – «Зачем ты мою дочку забрал, у неё теперь будет жизнь несчастная…». Сама мать за деньги продала свою дочь! Просто больная тётка, что про неё скажешь ещё.

Поэтому, что бы нам ни говорили, мы должны делать, как мы делаем: крестить своих детей, приобщать их к Таинствам Господним, потому что Причащение Святых Христовых Таин открывает нам дорогу к принятию Бога.

На вопрос «Зачем мы причащаемся Святых Христовых Таин?» я хотел сказать следующее: причащаемся мы для прощения грехов и для очищения от страстей, для исцеления душевных ран, для получения благодатной помощи, для достижения совершенства, для соединения с Богом, обожения и Причастия Божеского естества. Иного пути приблизиться к Богу и достигнуть цели своего спасения, то есть обожения, кроме Причащения Святых Христовых Таин, у нас с вами нет, не дано и не будет. И как сказал один из святых отцов: «Не желай, чтобы Бог тебе являлся в ином виде, чем в виде Пречистого Тела и Пречистой Крови Господней». Аминь.
***

Текст составлен по фильму-лекции Открыть текстовый документ лекции о Причащении.

Если Вы заметили ошибку в тексте — пожалуйста, напишите нам об этом на электронную почту – bogovidec@yandex.ru

Открыть текстовый документ лекции о Причащении

Добавить комментарий