Беседа о молитвенном подвиге, или как правильно молиться. Священник Максим Каскун

Продолжаем занятия Библейского кружка. Сегодняшняя тема у нас о том, как правильно молиться или, точнее, о том, как нам совершать свой молитвенный подвиг, определиться, как это делать, чтобы была польза. Беседа предназначена больше всего для тех, кто имеет трудности в исполнении своего домашнего (келейного) правила, кто имеет трудности со вниманием в храме, когда человек приходит на службу и не может собраться с мыслями. Беседа, в принципе, не предназначена для тех, кто спокойно читает дома правило и у кого не возникает никаких вопросов, кто в храме тоже живет без особых смущений, кто доволен своим собственным духовным опытом, — тем будет, может быть даже, и не интересно. Т.е. эта беседа для немощных.

Итак, в прошлой беседе о подготовке к молитве мы с вами вкратце уже говорили о том, что такое молитва. Сегодня немножко повторюсь, сказав о том, что молитвой является, по определению Святых отцов, в частности буквально её определяет авва Евагрий, — разговор, беседа и обращение к Богу. Это как бы внешняя, поверхностная сторона молитвы.
Наиболее развернутое понимание молитвы, чем она является, дает святой преподобный Исаак Сирин: «Всякая беседа к Богу, совершаемая втайне, всякое попечение ума о Боге, всякое размышление о духовном устанавливается молитвою, и нарицается именем молитвы, и под сим именем сводится воедино, будешь ли разуметь различные чтения, или глас уст в славословии Богу, или заботливую печаль о Господе, или телесные поклоны, или псалмопение в стихословии, или все прочее, из чего составляется весь чин подлинной молитвы». Преподобный Исаак здесь как раз дает самое широкое понятие того, что является молитвой. Подытожив его определение, можно сказать, что молитвой является всякое делание человека, которое ему напоминает о Боге. Это может быть и духовное чтение, и, собственно, сама молитва, и изучение, и занятия богословскими науками, — т.е. всё, что напоминает и приближает человека к Богу, является по учению преподобного Исаака молитвой.
И следующее определение, которое выражает как бы некоторую суть и некоторую цель, и дает очень глубокий аспект понимания, что такое молитва, дает Григорий Синаит: «Молитва есть Бог, действующий всё во всех». Замечательное определение, которое говорит о том, что там, где молитва, там обязательно должен быть Бог. И там, где есть Бог, там обязательно будет молитва, т.е. обращение к Богу, пребывание вместе с Ним. Молитва есть действие Самого Бога, есть действие Святого Духа.

Молитва является самый главным и важным подвигом христианина, поэтому против неё больше всего ополчается дьявол, ибо сильно завидует человеку, по учению Святых отцов, и становится перед ним бессильным. Молитва по учению преподобного Исаака Сирина в одно мгновение может восполнить человеку все его духовные утраты. Потому что молитва обладает таким рычагом духовного давления, что человека, который мог заблуждаться многие годы, находиться в беспечности, духовном нерадении, она может за считанные дни возвести на духовную высоту и даровать ему очищение грехов и соединение с Богом. Поэтому дьявол всячески противится тому, чтобы человек молился. Самое главное оружие дьявола – это борьба с молитвой. Если он человека деморализует и сделает его неспособным к молитве, то он победил. Что бы ни случилось, какое бы искушение ни пришло на человека – сатана знает, что, если человек не молится, то он в его руках. Нападет бес уныния на человека – человек пьет, ест, тупо смотрит телевизор, спит, расслабляется, чем наносит себе непоправимый ущерб. А если человек был бы в молитве, то, когда нападает уныние, человек, всё больше и больше разгорячаясь в молитве, приближался бы к Богу для того, чтобы прогнать это разлагающее состояние, укрепиться в Господе и победить грех.

Молитва была заповедана Самим Богом. Прежде всего, когда Господь наш Иисус Христос воплотился на земле, Он Своим примером  показал, что человек должен молиться. Читая Священное Евангелие, мы видим, что Господь всегда, почти каждую ночь, уходил в уединенные места для того, чтобы помолиться Богу. Во всякое время Он молился, показывая этим пример, и учил всех людей молиться. Когда апостолы подошли к Нему и попросили: «Господи, научи нас молиться», Он дал им молитву, которая называется «Молитва Господня» или «Отче наш». Примечательность этой молитвы в том, что она является родоначальницей всех молитв, установительной молитвой, которая родила молитвенное правило, которым сегодня пользуются православные христиане. Наше молитвенное правило состоит из молитв, которые люди не сами придумали, их сочинили богодухновенные отцы, — люди, которые общались с Богом. И эти молитвы нам сегодня доступны, и мы посредством этих молитв молимся Богу, что является непременным плюсом и благодатью Божией. И краеугольным камнем всего молитвенного правила является молитва «Отче наш», как тоже молитва не наша, а данная нам Самим Господом Иисусом Христом, Самим Богом.

Господь повелевает неоднократно в Священном Писании о том, чтобы люди молились. Иногда прямо, иногда косвенно, но всегда Господь говорит, что нужно молиться. «Дух бодр, плоть же немощна» (Мф. 26, 41), и многие, многие другие Его цитаты говорят о том, что человек должен обязательно молиться. И эти заповеди апостолы воплотили в своей жизни, своим примером, и дали нам эту заповедь уже в более конкретной форме. Слова апостола Павла: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 17), «будьте в молитве постоянны» (Рим. 12, 12), — очень важно, чтобы молитва была непрестанная и постоянная, т.е. человек всегда должен стремиться к постоянству в молитве. Для этого Святая Церковь и ввела многие духовные правила и законы, относящиеся к молитве, чтобы человек научился непрестанности в молитве, постоянству и терпению.
И также вся Апостольская Церковь и последующие века исполняла эту заповедь.  В (Деян. 1, 14), (Деян. 2, 42) говорится, что «все они единодушно пребывали в молитве и молении», и всегда находились в таком состоянии.

Поэтому, когда человек приходит в храм Божий, он должен всегда знать, что к Богу есть только один путь – через молитву. Какое главное делание Церкви? Это молитва, это богослужение, это беседа и разговор к Богу, прошение и моление к Нему. У Святых отцов есть замечательная цитата, которая в свое время мне очень помогла, она звучит следующим образом: «Без молитвы никто не находит Бога». Нет иного пути, кроме молитвы. Мы теперь знаем, что под молитвой разумеется.

Есть два вида молитвы:

1)      Общественная (церковная) молитва, когда мы все собираемся в храме Божием на общественное богослужение или в другом месте, где мы находимся (в гостях и т.д.). Это молитва общая, когда все люди молятся.

2)      Молитва домашняя (личная, келейная), когда человек молится наедине с Богом. Кельи – это отдельные комнаты в монастырях, где жили подвижники. Домашняя молитва тоже подразделяется на молитву семейную (когда муж, жена, дети и другие сродники молятся все вместе) и частную (когда человек молится один, отдельно от семьи, потому что у каждого человека есть личное отношение с Богом).

Существует три степени молитвы:

  1. Устная молитва – когда человек говорит молитву устами, молится Богу по книгам или своими словами. Это есть начальная и простейшая форма, о которой, собственно, мы сегодня и будем говорить.
  2. Умная (или сердечная) молитва, когда человек первый вид молитвы (устную молитву) исполняет со вниманием и сердечным переживанием. Когда он не просто временами переживает это, а уже достигает такого состояния, что он весь, полностью во внимании, весь в сердечном чувстве, и молитву творит сердечно, умно, понимая, о чем он говорит Богу.
  3. Высшая степень – это духовная (или благодатная) молитва. Она является непосредственным даром Божиим каждому человеку, который достигает духовных высот. Её характерная черта – то, что она в человеке совершается непрестанно. Как её ещё называют Отцы – «самодвижущая молитва», потому что она по дару Божию проникает в человеческое сердце и уже никогда оттуда не исчезает, и человек, что бы он ни делал (спал, ел, разговаривал с людьми и т.д.), — молитва в нем все равно совершается. Это великая тайна, о которой могут говорить только те, кто это испытал. И то, я думаю, что для немногих.

Нам же сегодня нужно понять, как нам совершать устную молитву, т.е. первейшую, начальную степень, с которой все мы начинаем, в исполнении которой мы совершаем много ошибок, и при исполнении которой у нас возникает очень много трудностей и проблем в обращении к Богу.

  1. Святая Церковь для того, чтобы человек научился молитве, чтобы устная молитва стала для него некоторым законом и подвигом, учредила молитвенное правило. Оно установлено для того, чтобы человек имел возможность приобщиться к церковному опыту молитвы. Этот опыт заключается в том, что человек, читая молитвы Отцов, достигших духовного совершенства, приучается к тем духовным ощущениям, переживаниям, чувствам, которые находятся в этих молитвах.
    Как создавались эти молитвы.
    Их создавали святые подвижники, — люди, которые подвизались в пустынях, святители, которые были очень приближены к Богу, любили молитвы и достигли больших духовных высот. Сочинялись они не просто – вот так вот сел и написал. Подвижник всегда обязательно молился, просил Бога, чтоб Господь вразумил его. И о многих из них – о преподобном авве Евагрии и других — пишется, что «такой-то отец составил столько-то молитв». И это считалось похвальным делом, потому что молитва является выражением духовного опыта, обращения к Богу. И её составление, чтобы оно было безупречным, духовно взвешенным, целомудренным и вообще, что называется, безукоризненным, является делом непростым и требует от человека высокого духовного уровня и чистоты, и святости. Поэтому те, кто составляли молитвы, были всегда у монахов и у всего христианского мира в великом почтении.
    В этих молитвах также заключено богословие, покаяние, умиление, смирение и другие добродетели, которым человек призван учиться через молитвенный подвиг и через молитвенное обращение к Богу.
    Когда я сам начинал ходить в храм Божий, пытался как-то молиться, пытался даже какие-то состояния получить, как это обычно бывает по греховности. И один верующий человек мне конкретно сказал, что «не надо ничего искать в молитвах, никаких благодатных состояний, ничего; нужно просто молиться к Богу, и Господь в свое время всё пошлет. Высоко не думать о себе. И что самое главное – это и есть богословие». Как сказал преподобный авва Евагрий, повторив слова святителя Григория Богослова, потом эти слова повторит преподобный Силуан Афонский, что «тот, кто молится, тот богослов. А богослов тот, кто чисто молится». Т.е. богословие без молитвы не бывает, и молитва без богословия тоже, потому что богословие – это есть, собственно, слово о Боге, познание Господа.
  2. Также в дополнение к молитвенному правилу Церковь ввела ещё употребление такой книги, как Псалтирь. Псалтирь состоит из 150 псалмов, в славянской редакции 151 псалом. Эта книга читается каждое богослужение в храме Божием. Псалтирь является вообще начальной формой в школе молитвы. Когда человек приходил в храм Божий, начиная с древней Церкви, и у Отцов-подвижников псалмопение считалось начальной формой молитвы. Человек должен был всегда упражняться в чтении, молении по Псалтири, чтобы научиться, как обращаться к Богу, какие переживания там, чтобы пройти эту школу. Помните, что на Руси по Псалтири даже азбуке учили. Учились по Псалтири и читать, и писать, потому что эта книга имела краеугольное значение свое, как духовной жизни, так и потом это значение перешло и на начальные формы образования. Т.е. без Псалтири ничего не происходило. Даже сам император Петр об этом писал: «я Псалтирь знаю! По Псалтири и учился». Псалтирь была такой книгой, по которой человек не только учился читать и писать, но и учился ещё молиться Богу, она – начальная книга. Сегодня мы тоже о Псалтири будем говорить, т.к. она очень помогает человеку справить свое келейное правило.
  3. Также молитва Господня, о которой я уже сегодня говорил, — Святые отцы говорят, что она каждым человеком должна прочитываться в день не менее трех раз. Для того чтобы мы три раза не пропускали, Святая Церковь сделала узаконение, чтобы мы читали эту молитву перед едой – завтрак, обед и ужин, всё просто. Но мы настолько чревоугодливы, что когда мы прибегаем домой, когда мы видим чашку горячего супа, то мы забываем не то что про «Отче наш», а про всё на свете… И когда уже поели, приходят воспоминания, раскаяния о том, что «Господи, не помолились». Поэтому, конечно, к молитве «Отче наш» надо всё-таки подходить более благоговейно. Может быть даже перед едой, когда нет сил обуздать себя, лучше почитать молитву другую: «Очи всех на Тя, Господи, уповают…», которая гораздо кратче. А молитве «Отче наш» посвятить более спокойные минуты, потому что всё-таки это молитва Господня и она в себе содержит очень много духовных вещей.
  4. Следующий вид молитвы, прописанный Святыми отцами, как я уже говорил сегодня слова преподобного Исаака Сирина – это молитвенное чтение Священного Писания. В беседе «О подготовке к молитве» мы с вами говорили об этом, сейчас я бы хотел сказать более подробно. Апостол Павел говорит: «Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование, — все сие да будет к назиданию» (1 Кор. 14, 26). Т.е. Священное Писание человеку дает духовное назидание, дает ему духовную пищу. Сам Господь говорит: «Господи, очисти людей Твоих посредством слова Твоего». Слово Божие очищает человека, возвещает ему волю Божию, дает человеку познание воли Господней, научает нас подражать жизни Иисуса Христа, открывает нам глубину Евангельских заповедей и, что очень важно, Священное Писание для нас с вами является некоторой пищей и хлебом насущным. Тот, кто не будет читать Священное Писание (Евангелие) ежедневно, никогда не сможет достигнуть духовного состояния в молитве. Чтение Евангелия должно быть непременным. Пример нам – преподобный Серафим Саровский, он прочитывал все четыре Евангелия за одну неделю. Я рассчитал – он просто вообще Евангелие не выпускал, оказывается, из рук. Дни напролет у него фактически проходили в чтении Евангелия, и плюс у него ещё была молитва — умное делание.Что рекомендуют Святые отцы по поводу чтения Священного Писания.

1)      Прежде всего, конечно, это молитва перед чтением слова Божьего. Из распространенных святоотеческих молитв это молитва святого Иоанна Златоуста: «Открой мои очи сердечные…», она есть во многих молитвословах («Молитва свт. Иоанна Златоуста перед чтением и слушанием слова Божия»). Также здесь можно молиться «Царю Небесный…». И есть ещё некоторые молитвы плюс присовокупление своими словами, чтобы Господь даровал нам, открыл очи наши, чтобы мы уразумели Его слово и воплотили его в этой жизни. Без молитвы чтение Священного Писания противопоказано, потому что это неправильно.

2)      Чтение Священного Писания должно происходить в тишине. Тишина способствует более глубокому проникновению человеком в текст Священного Писания, и подсказывает человеку, когда он читает Священное Писание в тишине, как себя вести, ответы на твои вопросы душевные, ты всё там получаешь.

3)      Также очень важно, чтобы человек не имел никаких параллельных дел во время чтения Священного Писания. Например, Библию нельзя читать, когда у тебя варится суп на кухне, потому что ты будешь постоянно переживать о том, что у тебя сейчас закипит, выкипит и т.д. Или когда у тебя дети в ванне моются. Всего этого не должно быть, потому что тогда чтение не принесет плодов. Чтение Священного Писания – это есть молитва к Богу, одна из форм молитвы. И поэтому человек должен, занимаясь чтением Священного Писания, уединиться, сосредоточиться и не иметь никаких посторонних дел.

4)      Далее я буду говорить об индивидуальных вещах.
Чтение Священного Писания может совершаться либо стоя, либо сидя, либо на коленях. Есть люди, которые ввиду болезни могут читать Священное Писание лежа, — кто действительно болеет, в больнице лежит и т.п. Но тот, кто не болеет, все-таки должен использовать одну из трех форм чтения – это стояние, сидение или стояние на коленях. Стоя читать Библию рекомендуется вслух, как когда мы встаем на молитву (утреннее, вечернее правило), и многие прочитывают по одной главе Евангелия, присовокупляя его, допустим, к вечернему правилу, читают это вслух. Кто-то читает на коленях.
В свое время, когда я всё это познавал, изучал, пробовал читать Евангелие и на коленях, и стоя, и всё-таки находил, что сидя больше понимаю, получается лучше проникнуть в смысл текста, причем читая не вслух, а шепотом. Хотя Святые отцы во многих местах говорят о том, что Священное Писание нужно читать вслух, чтобы читаемое проникало в нас через слух. Но, видимо, индивидуально так складывается. Смущение у меня было до тех пор, пока не прочитал святителя Игнатия Брянчанинова об индивидуальности духовного подвига, где как раз говорилось о Святом отце, который читал Священное Писание сидя, хотя положено было стоя. И когда у него появлялись слезы от чтения Священного Писания, т.е. посещала его благодать Святого Духа, он начинал вставать, чтобы благодарить Бога. В тот момент, когда он вставал, слезы прекращались. И он впадал в смущение, что, вроде, встал, чтобы сделать всё нормально, но слезы уходят. Он пошел к своему духовнику, и старец дал ему духовный совет о том, что «конституция твоего духовного состояния такова, что ты сидя проникаешь в духовные вещи удобнее, чем стоя. Поэтому, когда слезы придут, ты не вставай, а продолжай сидя молиться, хвали Бога, благодари Его и возгревай этот дар, который дал тебе Господь». После чего я, больше не смущаясь, всегда спокойно Священное Писание читаю сидя и в этом же положении тоже получаю от Господа умиление, утешение и все духовные плоды, которые человек получает от чтения Священного Писания.

5) Сколько можно читать? Конечно, многие из нас ограничены временем. Серафим Саровский вообще, что там говорить, сутки напролет Евангелие читал. Читал ли он Послания даже неизвестно. Ветхий Завет может быть и вовсе не читал. Может, как-то раз и читал. Всё основное время он тратил на прочтение Евангелия. Я сам работал раньше, по профессии – токарь, стоял за станком. Я в обед умудрялся почитать, приходил вечером читал дома. То есть в принципе кто имеет желание, тот может быть и найдет для себя какое-то время. Хотя, конечно, у каждого человека всё это происходит индивидуально, время – такое дело, что не всегда принадлежит нам. Бывает так, что человек вроде и готов распорядиться этим временем, но надо принести это время в жертву своему ближнему, помочь ему в чем-то, дети, друзья, ещё что-то. И время так убывает, что нам в миру, конечно, тяжело воплотить эту заповедь о том, что время только нам принадлежит. Для того, чтобы время только нам принадлежало, Святые отцы уходили в пустыню и полноценно распоряжались там своим временем. Допустим, даже в монастыре монах не имеет своего времени, потому что он на послушании, и он свое время принес в жертву послушанию, и, соответственно, он уже делает только то, что ему благословляют. Какое-то время у него остается вечером или ночью, когда он подвизается.

Из общепринятых рекомендаций я бы рекомендовал прочтение в день Ветхого Завета – три главы, Евангелия – одну главу, послания Апостолов – две. Это общая рекомендация. В данной своей жизненной ситуации я Ветхому Завету уделяю меньше времени (раньше я читал его уже несколько раз), т.к. времени сейчас просто мало. А больше времени стараюсь уделять Священному Евангелию. Когда человек мало времени посвящает Евангелию, то — может быть, вы это замечали, — складывается некоторое ощущение противления Евангелию. Тогда Ветхий Завет вообще очень интересен становится, там можно «зуб за зуб», «глаз за глаз», всё это очень близко нам… А Евангелие – это совсем другие вещи. Это преодоление самого себя, это действительно ангельское житие, это аскетика, изменение человеческой природы. И когда человек читает Евангелие, он понимает, к чему нас призвал Господь. «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5, 20). А превзойти она может ту праведность только в том случае, если мы начнем жить по-евангельски. И поэтому, если есть время, я рекомендовал бы больше читать Священное Евангелие, сколько есть сил. Допустим, на работе даже, когда тебя точно никто не оторвет, пять-десять минут почитай Евангелие — одну-две главы, три. И стараться всегда вспоминать преподобного Серафима, что именно благодаря постоянному чтению, борождению мыслей Священным Евангелием он настолько вчитывался в него, что благодать Святого Духа из Евангелия обильно изливалась в его душу, и он действительно проникал в Божественную тайну.

В Евангелие надо вчитываться и стараться после этого, конечно же, пытаться исполнить на деле то, что мы там прочитываем. Не мудрствовать, как мы сегодня очень любим лукаво делать, допустим – «ударят тебя по одной щеке, подставь другую» — «ну, это для совершенных, для монахов, это не для нас, это вообще нас не касается. Это нас касается! И если мы этого не можем, то мы должны скорбеть об этом и плакать перед Богом, и каяться, что мы не христиане, потому что мы не можем сделать так, как нас учил Господь. А учил Он нас именно этому и Своей жизнью показал именно это. На Кресте пострадал, хотя сказал, что «Я могу умолить Отца, и Он Мне даст двенадцать легионов ангелов». Не было бы с этим никаких проблем, потому что Он – Царь. Но Он этого не сделал, добровольно отдал Себя в жертву. Поэтому нам с вами для того, чтобы приблизиться к правильной молитве, к внимательной молитве, нужно углубляться в Священное Писание, потому что оно – руководство к делу. И все молитвы Святых отцов – утреннее, вечернее правило, каноны, богослужебные тексты – все говорят о том, что мы должны познавать заповеди Божии. Почти в каждом псалме Давид говорит о том, что «я буду исполнять Божии заповеди, я размышляю о заповедях Господних день и ночь; заповедь Господня светла, она просвещает очи» и т.д. В Псалтири очень много разных подобных текстов, которые мы с вами слышим на каждом богослужении.

Молитва без внимания. Что это за феномен и как нам к нему относиться?
Это сухая, рассеянная, тяжкая, непонятная, невыносимая молитва. Когда человек, подходя к правилу, уже знает, что у него сейчас начнутся эти кошмары, что ты читаешь, ум куда-то бежит, всё непонятно, радости нет, молился – не молился – не ясно. О том, что это за состояние такое, я хотел бы сейчас процитировать некоторых из Святых отцов.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что «молитва без внимания приносит терние и волчцы». Терние и волчцы, говорит он, «это мертвость души, фарисейское самомнение, превозношение количеством и временем молитвы». Т.е. когда человек почитал много без внимания, но много времени молитве отдал, например, три часа. Он от этого превозносится и не заботится о том, чтоб как-то это всё было со вниманием.

Св. Григорий Синаит говорит: «Если кто устами творит молитву, а ум его кружится, то какая польза?», и приводит слова апостола Павла, которые, казалось бы, говорят о другом, но выражают духовный принцип: «В церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке». Т.е. человек должен понимать, что лучше сказать пять слов умом, осмысленно, потому что я – человек. Я не бессловесное животное. И не только в молитве, но и во всяком другом деле я всегда должен понимать, что я говорю.

Далее преподобный Григорий Синаит говорит следующее: «Но как телом кто делаеттак должен делать и умом, чтоб телесно не казаться праведным, а в сердце быть исполненным всякой неправды и нечистоты». В Евангелии говорится: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф. 15, 8). Т.е. приближаемся к Богу внешне, вычитывая молитвы и не стараясь проникать в смысл этих молитв. И когда у нас это не получается, мы даже не пытаемся как-то решить. Иногда просто бросаем свой молитвенный подвиг и – как оно будет. Очень часто так бывает.

Святитель Иоанн Златоуст говорит замечательные слова, которые, как мне кажется, для сегодняшнего дня являются для нас краеугольными: «Ты сам не слышишь своей молитвы. Как же хочешь, чтобы Бог её услышал?». А святой Исаак Сирин говорит, что «если ты сам не понимаешь и не помнишь, о чем ты молился, то как думаешь, что Бог тебя услышит?». У нас так начинается молитва: «Господи Боже наш…», потом молимся-молимся… и затем слышим: «Аминь». Это мы помним – начало и «Аминь». Всё остальное у нас уходит куда-то в сторону, и мы не понимаем, что с нами происходит. Такая молитва не может дойти до Бога, и что с нами происходит в этот момент, мы сами не можем понять.
Здесь также уместно привести цитату святого апостола Иакова: «Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа. Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1, 7-8). Т.е. человек, который на молитве стоит не только с двоящимися мыслями, но и который вообще не прилагает ума к своей молитве, он «не тверд во всех путях своих», «да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа». И мы молимся и не получаем. Да потому что молимся абы как.

И последняя цитата, Симеона Нового Богослова: «Нет греха больше, как молиться без страха Божия, без внимания и благоговения. Кто молится или поет псалмы как попало, с небрежностию и презорством, тот явно не знает, что такое есть Бог». Бог требует от человека сердца, внимания. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всем помышлением твоим, всей душою твоею, всею крепостию твоею», чтобы именно внутреннее состояние человека было устремлено к Богу.

О молитве без внимания хотел бы подытожить следующее: молиться рассеянно есть грех, бесполезный труд, пагубное состояние души человека, в котором нужно каяться на исповеди, и, соответственно, всячески стараться с этим бороться.
Следующая тема, о которой я сейчас хотел бы сказать – это молитва со вниманием, и затем мы уже постараемся перейти к тем практическим моментам, которые помогают нам как-то приблизиться к Богу во время совершения своего молитвенного правила.
Прежде всего, при совершении молитвы (молитвенного правила) у нас всегда возникает проблема (или дилемма, как её можно назвать) между качеством или количеством. И что очень плохо для нас, что мы практически всегда склоняемся в сторону количества, а не качества. Положено с «Благословен Бог» до «Аминь», — и не важно, как я это сделаю, важно, что я это прочитаю. И я иду после этого со спокойной совестью. Молился я Богу – не молился – меня это уже не волнует. Меня волнует то, что я сделал, я вычитал. И привыкая к такому образу мышления, мы все потихоньку начинаем превращаться во внешних делателей. Христиане, когда встречаются, спрашивают: «Ты какую молитву читал? Ты вычитал правило? А сколько раз ты вычитал?», и никто из нас никогда не спрашивает – «А молился ли ты Богу? А что Господь тебе сказал? А то душа чувствует в этот момент?». Это все такие вещи, о которых мы сегодня просто уже и перестали говорить, потому что вычитываем, просто вычитываем… Потому что склоняемся к количеству.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит: «При внимании молитва приносит плод, который состоит в просвещении ума и умилении сердца, в оживлении души жизнью Духа». Внимательная молитва начинает человека оживотворять, и она дает человеку возможность дальше молиться. Если он начинает свою молитву именно со внимания, то у него есть шанс, что он вниманием и продолжит и получит от Господа силы для того, чтобы дальше нести подвиг внимательной молитвы.

Симеон Благоговейный, учитель преподобного Симеона Нового Богослова говорит следующие слова, за которые, если так их сегодня произнести с амвона, могут вообще и выгнать из церкви, сказать, что «ты еретик»: «Лучше одно Трисвятое прочитать со вниманием и лечь спать, нежели без сна провести четыре часа в бесполезных разговорах». Т.е. бубнение – встаешь на молитву и пошел – «бу-бу-бу, бу-бу, бу-бу-бу-бу». А он говорит, что «лучше сказать Трисвятое со вниманием и лечь спать». А мы что – мы либо бубним, либо вообще без молитвы спать ложимся. А другое нам зачем? Всё — перекрестились – «Господи, прости грешного» и лежим. Здесь преподобный Симеон Благоговейный не против правил что-то говорит, а говорит о том, чтобы человек обращал внимание на то, что Богу не важно количество, а важно качество. Важно, чтобы человек помолился и получил пользу, получил просвещение ума, оживление души жизнью Духа Святого. Это важно – чтоб он получил пользу и вкусил благодать молитвы. А если он вкушает благодать фарисейскую, т.е. когда он исполнил правило и радуется после этого, что он сделал хорошее дело – это есть путь пагубный. Такую же радость человек испытывает, когда заканчивается продолжительное всенощное бдение, которое шло, допустим, часов пять. Закончилось – человек ликует, потому что оно закончилось: «Наконец-то, всё. Сейчас можно пойти домой, поесть и лечь спать». Потому что действительно человек не молился в это время.И это немолитвенное иго очень большой вред наносит уму. Как говорит Исаак Сирин, что в этот момент ум получает великое смущение, от которого человек не может дальше продолжать молитву.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что «мы, как несовершенные, с качеством молитвы должны соединять и количественное множество, потому что второе бывает причиною первого». Замечательная цитата, которая говорит о том, что правило нам нужно. Некоторые люди говорят, что нужно вообще всё отодвинуть и молиться своими словами. Это неверно. Правило у человека должно быть. Просто человек должен понимать, что в правиле важно, прежде всего, внимание. И как я дальше буду говорить, правило все-таки не статично, оно динамично, оно может меняться. С рассуждением оно может уменьшаться или увеличиваться, но оно должно быть обязательно.
Чем хорошо количество и какую пользу оно приносит? Когда «к качеству присоединяется количественное множество», т.е. человек пытается качественно молиться – внимательно, проникать в смысл молитв, вдумываться, размышлять об этом, и присовокупляет количество (когда, конечно, находишь время на это, я все прекрасно понимаю, всем нам сегодня тяжело), тогда это приносит человеку сугубую пользу. Количество же без качества «приносит терние и волчцы». Обязательно с количеством должно быть соединено качество. Если этого нет, тогда труды напрасны.

Преподобный Феодор Студит говорит, что «позволительны и отступления от обычного порядка, но надобно, чтобы это делалось с совета и ведома». Это говорится о том, что, если происходят какие-то молитвенные вещи в душе у каждого человека (он послабляет молитвенное правило, либо его видоизменяет, либо что-то добавляет и увеличивает), – всё это должно происходить по согласованию со своим духовным наставником, если таковой имеется. Если такового не имеется, на это дело нужен, по крайней мере, какой-то духовный друг, с которым можно всё это обсуждать. Сегодня, конечно, школа духовничества фактически упразднилась у нас, духовников таких нет, и осталось, по св. Игнатию, «жительство по совету», т.е. люди идут к священнику, советуются и уже решают, выполнить им этот совет или не выполнить, реален или не реален. Такого, чтобы батюшка дал благословение, и кто-то должен его непременно выполнять, сегодня нет, и оно в принципе должно быть запрещено, потому что сегодня мало людей, кто достиг духовной жизни и может конкретно давать благословение на какие-то подвиги или ещё на что-то. Сегодня очень любят батюшки благословлять на развод. Это все вещи очень опасные и священники, конечно, не должны разбрасываться своим благословением, а должны больше упирать на совет, потому что совет, какая-то моральная поддержка для человека сегодня более важна, чем раздавание таких вот необдуманных благословений.

Итак, как содействовать внимательной молитве, её приобретению, как нам начать свой духовный подвиг с целью, чтобы у нас хоть как-то, хоть немножко появилось внимание.

Прежде всего, я хотел бы сказать из личного опыта, у кого есть силы, есть возможность, кто готов к этому, что молиться надо много. У кого есть силы, тот должен молиться много. У кого нет сил, тот должен молиться, как говорят Святые отцы, по силам, как оно будет, по возможности.Сегодня думают, что каждый человек как бы имеет одинаковые силы в молитве. Мол, есть вечернее правило, утреннее правило – все его должны исполнять. И соответственно все думают, что каждый человек это может. А ведь нет, не так. Как говорят Святые отцы – один человек три поклона сделает со вниманием, а второй сделает тридцать, а третий сделает триста. Но тот, кто сделает три поклона, он больше сил не имеет. А тот, кто сделал триста, он может сделать ещё больше, но внимание у них будет одинаковое, потому что состояние души у них разное.
И святитель Игнатий Брянчанинов, и другие Святые отцы говорят о том, что молитвенное правило должно быть соответственно силам, чтобы человек потянул его. Преподобный Исаак Сирин говорит, что Господь нас наказывает не за то, что мы бросаем свое молитвенное правило, оставляем его совсем. Допустим, человек приходит, — устал, всё. Потом вспомнит опять это бубнение, он не может с этим совладать, ум приходит в смущение и человек просто всё бросает и остается вообще без молитвы, вообще незащищенным становится. Господь наказывает не за оставление правила, а взыскивает с нас за то, что после того, как мы оставили молитвенное правило, бесы врываются в нашу душу, берут над нами силу и заставляют нас делать то, от чего мы долго воздерживались, т.е. исполнять греховные похотения и страсти. Например, бросил человек молитву, впал в уныние, стал объедаться, потом на неделю, на две запить может и т.д. Всё это происходит оттого, что человек не рассчитывает силы и дозволяет себе оставаться без молитвы, что является большой ошибкой, этого нельзя допускать ни в коем случае.

Продолжительное моление возводит душу к духовному чувству. «Сердце должно в молитве умириться, а плоть утрудиться», — говорит Исаак Сирин. Как бывает: почитал человек три канона и почувствовал бодрость, — это есть духовное чувство. Это ещё не есть умная молитва и не есть молитва устами, это просто человек приходит в некоторое духовное чувство, на основании которого он может помолиться внимательно.

Люди, у которых нет сил, должны больше всего склоняться к тому, чтобы внимательно прочитывать то правило, которое у них есть, не ограничиваясь временем (скажем об этом ниже).

Молитвенное правило можно изменять с совета и благословения, как говорит Феодор Студит. Критерий изменения – это умиление сердца и труд тела, когда ты изменяешь свою молитву, меняешь молитвы в молитвенном правиле (это можно делать). Допустим, одна из молитв в утреннем правиле может быть заменена на молитву Оптинских старцев. Т.е. человек вместо какой-то молитвы в утреннем правиле может почитать эту молитву для того, чтобы как-то себя взбодрить, о чем я сейчас скажу. Умиление сердца и труд тела являются некоторым показателем, что человек помолился. Если сердце твое умилилось и тело утрудилось, то ты вошел в некоторый плод молитвы.
Как обычно бывает – человек, который бросает полностью молитвенное правило и говорит, что «я буду молиться только своими словами», — помолится две-три минуты, или пять минут. Своими словами — что можно там вообще придумать? Это недолго, потому что человек грешен, он не может долго находиться в духе, не может вращаться в духовных образах, почему и даны нам эти молитвы. Человек не может долго находиться в состоянии своей молитвы и, соответственно, он не может ни утрудиться телом, ни умилиться душою. Как говорят Святые отцы, если душа умилилась, а тело не утрудилось, тогда ты не вошел в плод молитвы. Или если наоборот – тело утрудилось, а душа не умилилась – то же самое. Ноги отваливаются, душа мертвая – а смысл? Ты должен обязательно понимать именно вот это – что сердце должно умиляться и тело утруждаться.

Святитель Василий Великий, преподобный Исаак Сирин говорят, что «разнообразие молитв помогают изнеможенному уму». Такие очень серьезные вещи говорят Святые отцы, которые сегодня, знаете, очень трудно понимаются. Феофан Затворник очень любил своим духовным чадам такие вещи советовать. Людям очень трудно сегодня изменить правило и отступить от правила, которое есть, — утреннее и вечернее. Мол, «как, это же невозможно». И человек заключен, как в круговой поруке.
Что происходит? Сначала, когда человек приходит в храм Божий, по благодати Божией начинает молиться утром и вечером. Молитва у него идет, Господь помогает, всё продолжается несколько месяцев, кто-то год, два может так держаться. Потом происходит то, что у всех нас происходит – Господь немножко отходит для того, чтоб мы потрудились сами. И утреннее, вечернее правило человек уже начинает читать невнимательно, рассеянно, и то, что было дано ко спасению души, становится мертвящей буквой. И у человека уже начинается, как говорит святой Исаак Сирин, такое серьезное смущение ума перед чтением этих молитв, перед вкушением этого подвига, что он начинает изнемогать, унывать и бросать духовный подвиг. Так оно и бывает – человек раз, два, три помучился, потом просто устал или ещё что-то, и он всё время ищет себе какую-то отговорку, причину для того, чтобы не читать молитвенное правило. Почему? Потому что человек не вкусил благодати от этого молитвенного правила такой, чтобы она увлекала его, чтобы он знал, что теряет. Если ты сегодня не помолился, ты должен чувствовать, что ты сегодня потерял больше, чем приобрел. И, соответственно, вот это ощущение приобретения и потери человека иногда бодрит.

Поэтому Отцы говорят, что молитва должна изменяться. Сейчас говорю об утреннем и вечернем правиле, потому что это всем известно, всем понятно, о чем я говорю. Если ты чувствуешь, что всё, молитва не идет, то ты можешь заменить молитвы. Можешь заменить половину молитв вечернего правила на другие. Можешь, допустим, вставить кафизму (т.е. Псалтирь почитать). Можешь вместо вечернего правила почитать «Канон покаянный ко Господу нашему Иисусу Христу», можешь другой канон почитать, можешь почитать акафист или ещё что-то. Но обязательно помолись! Можно читать сначала помянник, который существует в каждом молитвеннике. Возьми помянник и помолись сначала за людей, потому что молитва за людей помогает молитве человека. А там и за врагов, за благодетелей, за всех православных христиан. И после помянника и правило легче идет. Святой Феофан Новгородский давал такую рекомендацию, хотя я это взял из своей собственной практики, потому что я вижу, что это помогает. И каждый человек имеет право экспериментировать в своей молитве, потому что нужно найти себя в молитве. И Святые отцы не запрещают этого дела, а наоборот говорят: делайте так для того, чтобы был максимальный плод от молитвы, максимальное внимание и приближение к Богу, ищите и найдете. Можно в утреннем и вечернем правиле к молитвам Божией Матери, Спасителю и молитвы Святым вставлять  – Николаю угоднику, Сергию Радонежскому и др., к кому из Святых мы имеем ощущение духовное. Бывает так, что хочешь именно какому-то Святому помолиться, потому что это как-то согревает душу. То есть нужно всё делать для того, чтоб молитву свою согревать, ни в коем случае не допускать рассеянности. Т.е. под правилом не подразумевается конкретно 10 молитв таких-то. Под правилом имеется в виду, чтобы человек помолился утром и вечером, то есть отдал Богу время своей жизни, приобщился благодати Божией, с утра благословился на день, вечером поблагодарил за прожитые дни и ушел в ночь защищенным, под покровом благодати Божией.
И, соответственно, когда у человека происходят такие вещи, как оставление правила, если он не перешагнет через себя, не послушает Святых отцов, как я в свое время, у меня это было, то забросит молитву совсем. Когда я читал такие советы, думал: «Что это вообще? Что-то отцы не то совсем говорят; ну как это так – взять и изменить молитвенное правило? Ну что это такое… Вот – «Благословен Бог» и «Аминь», вот это вот всё уже Церковь освятила и благословила…». И ведь многие так думают. А когда начинаешь вчитываться в учения Святых отцов, то понимаешь, что такое убеждение ведет к заблуждению, потому что держит нас в немолитвенном состоянии. Кто выиграл? Лукавый выиграл в этом случае, а человек проиграл. Человек лишился молитвы, остался беззащитным, беспомощным и не приобрел никаких духовных плодов.

Также для того, чтобы помочь себе, можно прерывать чтение правила каким-то духовным размышлением (о духовных вещах), чтением Священного Писания и Святых отцов. Об этом многие Святые отцы говорят, что можно прерывать. Особенно это рекомендуется новоначальным — понемногу, но часто совершать свое молитвенное правило, дробить его. Потому что состояние новоначальных таково, что человек не может даже маленькую молитву объять всем умом. Понимание идет у него частично, отрывочно, разрозненно, он не может составить целую картину. Только во второй степени молитвы, когда человек молится умно и сердечно, тогда он составляет уже полную картину. А до этого всё идет разрозненно, осколками.

Также очень хорошо помогает передвижение времени правила. Допустим, вечернее правило мы читаем перед сном, когда уже приходишь и не стоишь на ногах, руки не шевелятся и глаза закрываются. Ты пришел с работы в шесть часов, спать ложишься в десять-одиннадцать, поужинал и сидишь, в телевизор пялишься. А потом, после этого начинаешь брать молитвослов и, соответственно, Богу уже вообще ничего не можешь принести. У нас у многих так – к вечеру батарейки садятся, нет уже сил, особенно летом, когда огороды и проч.
Одна женщина очень много мучилась этим. Ей и хочется помолиться, а сил нет, человек падает. Я дал ей совет: «Вы читайте вечернее правило в шесть часов вечера, а почему бы и нет? Пришли домой, почитали, оставляя только последнюю часть, что после «Достойно есть» идет – молитва св. Иоанна Дамаскина «Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет», чтобы прочитать её перед сном». А всё остальное прочитай в шесть часов вечера, когда ты бодр, когда ты с силами, когда ты можешь внимательно помолиться.
И это надо делать, потому что ради спасения, ради молитвы мы должны думать о том, что с нами происходит. Нужно заботиться о себе, не надо принимать глупых решений. Кому нужно, чтобы ты исполнил вечернее правило в десять часов, если ты будешь просто бубнить, на половине бросишь, а то и вообще не будешь его читать? Когда ты можешь сделать это со свежими мыслями, с радостью, с благоговением в шесть часов вечера.

Также и утром, когда человек встает, конечно, очень хорошо, когда он читает молитвы сразу, «от сна восстав». Но бывают такие случаи, когда суета или ещё что-то. Тогда ты все равно это почитай, найди для себя время, но чуть попозже. Очень хорошая помощь здесь именно когда человек выучивает наизусть слова молитвы. Пока он едет на работу, он может уже прочитать утреннее правило. Возвращается с работы – может уже вечернее прочитать, а вечером, допустим, помолиться Богу, почитав Евангелие и т.п. Т.е. молитва наизусть тоже человеку очень помогает. Святые отцы дают следующий совет, помогающий нам соблюсти внимание – это произносить слова молитв как от самих себя. А для того, чтобы их произносить как от своего собственного сердца, нужно знать их наизусть, чтобы ты мог закрыть глаза и от себя произнести эту молитву. И многие Святые отцы в древности не только Псалтирь и молитвы знали наизусть, но даже и Библию многие знали наизусть. И я знаю, что сегодня многие духовные люди очень приветствуют и благословляют, когда человек не только утреннее и вечернее правило знает наизусть, но знает наизусть Литургию и т.д. Ведь гонения были совсем недавно, и когда Отцы находились в камерах, у них всё было только по памяти, потому что у них забирали и служебники, и молитвословы, всё забирали. А люди знали всё наизусть – Литургию, всенощную, все тропари пели по памяти, совершали службы. Потому это приветствуется. Когда человек знает наизусть, он имеет больше возможностей для того, чтоб помолиться внимательно.

Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что помогает человеку в молитве «заключение ума в слова молитвы, произнесение молитвенных слов не спеша, вслух». Авва Евагрий добавляет, что «над словами молитвы нужно глубоко размышлять и можно делать паузы». Например, начал читать молитву «Господи, яко николиже сотворих благое пред Тобою» — остановись и размысли над тем, что ты сказал, подумай над этим. Или «да прославлю Имя Твое Святое» — подумал, дальше – «Отца, и Сына и Святого Духа» — опять проникнул. И святитель Игнатий очень часто настаивает на неспешном произношении молитв, внимательном, вслух (правило тяжело читать про себя потому, что очень трудно человеку настроиться; хотя кому-то лучше про себя, это индивидуально). Главное – найти свой подход, чтобы была польза. Святые отцы были, конечно же, в духе и истине, и никогда не обязывали никого делать какие-то вещи, которые человека погубляли бы. Хотя сам Игнатий Брянчанинов говорит о том, что когда он сам был в духовном руководстве у одного архимандрита, тот советовал ему делать какие-то духовные вещи, о которых святитель Игнатий понимал внутри, что это неправильно. Но по смирению он продолжал их делать. Господь не дал ему повредиться, потому что он это делал по послушанию. А потом, когда он уже сам стал духовным руководителем, то всегда настаивал именно на неспешном, внимательном произнесении молитв для новоначальных, обязательно. Потому что без внимания молитва приносит, по его мнению, «терния и волчцы», и это истинная правда, это погибель для нашей души.

Также авва Евагрий говорит, что «молись не по привычке, но с чувством». Обязательно помимо заключения ума в молитве нужно ещё и сердце подключать, т.е. стараться почувствовать слова молитвы сердцем. А святитель Феофан Затворник говорит дальше, что «старайтесь, чтобы без воздыханий сердечных ни одно молитвословие не проходило». И даже больше он говорит, что слова – это только внешняя оболочка молитвы, самое главное в молитве – это чувство, ощущение духовное. «Постарайся восчувствовать, — говорит он, — то, что ты читаешь, то, о чем ты молишься». Допустим, «Господи, прости мои грехи» — сначала ты умом как бы закрепился в понимании этой фразы, а потом пытайся душой почувствовать – а что это такое, грехи? «Господи, прости мне грехи мои» — и пытайся восчувствовать это выражение, прийти в понимание, что грехов у тебя много, что ты нуждаешься в прощении Божием. При вдумчивой молитве эти чувства в человеке начинают всплывать, могут даже нахлынуть на него. И в тот момент, когда это ощущение происходит, Феофан Затворник даже говорит, что «отложи правило и начни молиться своими словами для того, чтобы возгреть это ощущение, которое на тебя нашло».

Преподобный Исаак Сирин говорит, что «нужно думать о том, как сердцу нашему приблизиться к Богу в службе и молитве». Т.е. ни о какой привычке, ни о какой рассеянности вообще у Отцов речи нет. Да, мы совершаем иногда молитву рассеянную, но ради дисциплины, ради соблюдения правила, что нужно помолиться. Но это приводит к тому, что человек, который не обращает внимания на качество, начинает потом удовлетворяться тем, что он делает, он доволен своим деланием духовным и, соответственно, становится глух к духовному восприятию. Сегодняшняя беседа, кто посмотрит её в интернете, у многих вызовет неприятие, потому что есть люди, которые и не хотят молиться так, как призывают Святые отцы. Их устраивает – почитал — и всё. А это на самом деле плохо и это не ведет нас к христианскому бытию. Наша праведность в этом случае не может превзойти праведность книжников и фарисеев, и мы не можем унаследовать Царствие Божие тогда, по слову Господа нашего.

Преподобный авва Евагрий говорит следующее: «к чувству присовокупи ощущение себя грешником, смирение, жалобный голос, слезы». «Присовокупляй слезы для осуществления прошения» — говорит он также. Т.е. человек должен обязательно перед Господом быть смиренным. Как говорит, например, Игнатий Брянчанинов, надо «стоять как со связанными руками, ощущением раба». Исаак Сирин говорит, что ты должен себя почувствовать «червяком земляным». Т.е. войти в такое ощущение, что ты действительно согрешил перед Господом так, что «не достоин даже воззреть на высоту небесную», как говорит святитель Василий Великий в молитве ко Святому Причащению. И это место, которое называется у Игнатия Брянчанинова смирением и покаянием – это есть единственное место, откуда может воссылаться молитва, когда человек настраивает себя на сокрушение и смирение перед Господом. И Господь смиренным дает благодать. А гордым Господь противится.

Также преподобный авва Евагрий говорит, что «первую мысль надо принести Богу». Когда мы встаем на молитву, то надо понимать, что первейшая мысль должна быть обязательно Богу. Молимся. Сбились. Снова должны понимать, что каждое начало молитвы надо обязательно принести Богу, т.е. непременно со вниманием начинать, без расслабления. Отцы говорят, что если ты начинаешь молиться и видишь, что всё пошло рассеянно, ничего не получается, молитву прочитал и увидел, что ты рассеялся в этот момент – а мы знаем по учению преподобного Симеона Нового Богослова, что молиться рассеянно – это грех, то прочти молитву заново внимательно. Кто-то скажет: «Да так до утра можно молиться!». Нет же, в этом случае Отцы говорят: «Помолись столько, сколько хватит тебе сил. Когда ты почувствуешь умиление и некоторую усталость тела, не надо даже правило заканчивать – ты достиг пределов молитвы». Ты помолился Богу, Господь тебя услышал, ты получил умиление, помолился внимательно. Пускай ты прочитал только половину правила, но ты молитвы по три-четыре раза произнес и по времени уже принес ту внешнюю жертву, которой требует от тебя эта твоя внешняя привычка. И Отцы на это и говорят, что когда такое происходит, ни в коем случае не нужно ограничивать себя внешним количеством молитв. Феофан Затворник говорит, что даже не смей после такого состояния дочитывать молитвы без внимания, рассеянно, это грех, преступление, этого нельзя делать. Он говорит, что оставь молитвы и помолись просто своими словами.

Также преподобные Отцы дают замечательное благословение, что, когда мы совершаем утреннее и вечернее правило, читаем Псалтирь, когда мы добиваемся внимания в молитве, очень хорошо при оскудении внимания, при ослабевании внимания прерывать молитву своими словами. Например, идет рассеянная молитва, мы говорим «Аминь» и продолжаем своими словами, говорим: «Господи, помоги нам, просвети нас, вразуми нас. Видишь, мы не можем молиться, Господи, нет внимания». Т.е. исповедайтесь Господу в такой момент, благодарите Его, славословьте, потому что Господь многое нам дает. И после этого ощущения опять приступаем к книжной молитве. И так переменяя, мы можем действительно достигнуть хотя бы отчасти какого-то внимания, которое поможет нам приблизиться к Богу в час нашей молитвы, в час предстояния Спасителю.

Очень помогает нам внешнее благоговение и скромное поведение во время молитвы. Что к этому относится:

— Исаак Сирин говорит, что «великой благодати удостаивается тот человек, который являет благоговейное и почтительное положение тела при молитве». Когда молимся Богу, даже если на постели лежим или сидим, надо обязательно принять позу благоговейную, простую. Когда лежим и молимся, нужно лечь ровно. Все понимают, о чем я говорю. Когда сидим, не надо закидывать ногу на ногу или молиться развалившись. Обязательно перед Господом нужно собраться внешне, принять благоговейную и благочестивую позу.

— Также очень хорошо и полезно воздеяние рук, биение себя в грудь, сложение рук на груди, склонение главы перед молитвой, можно складывать руки за спиной (говорит св. Игнатий Брянчанинов). Эти вещи немного смущают. Помню, молились с одним братом, я начитался Святых отцов и решил руки воздеть к небу. Конечно, меня сразу обличили в этом, мол, что ты делаешь, ещё в прелесть впадешь. Это была молитва Божией Матери утренняя: «Руце воздею и устне к похвалению…». Прямо был такой порыв – воздеть руки, и решил воздеть. Я воздевал и до этого, и здесь хотел это сделать и, соответственно, был не понят.
И это на самом деле трудно делать, потому что мы привыкли к простому стоянию. Но даже апостол Павел говорит: «желаю, чтобы мужи возносили руки к небу в молитве без гнева и сомнения». Также Святые отцы ссылаются на то, что когда пророк Илия в молитве склонился, то положил голову между ног. Преподобный Симеон Новый Богослов говорит о том, что нужно, когда нападает какое-то искушение, сесть в угол, чтобы сосредоточить себя. Все эти внешние вещи сильно помогают человеку настроиться на молитву. Крестное знамение, поклон помогают человеку. Когда священник молится в алтаре, он ведь тоже руки воздевает – на Херувимской, на пресуществлении Святых Даров. И эти такие вещи действительно должны быть и в молитве дома. Человек, воздевающий руки, через это внешнее действие стимулирует себя, подвигает к тому, чтобы душа взбодрилась и приняла духовное состояние. Ты воздеваешь руки, и душа сразу понимает, что нужно вознестись горе́, к небу.

— Также хорошо помогает лежание на земле, коленопреклонение, земные поклоны, слезы, воздыхания, не светлая келья (т.е. некоторый полумрак, сумрак при молитве, по учению Св. отцов, помогает сосредотачиваться человеку, не рассеивает). Свет, дневное время как-то бодрит, стимулирует человеческую мысль, движение ума и мысли склонны к блужданию.

— Преподобный Симеон Новый Богослов часто говорит о том, что «ноги не распускай и не прислоняйся к стене». Наш бич такой, что постоянно хочется ногами помяться, одну ногу согнуть, вторую выпрямить, к стене облокотиться. На все эти вещи он говорит строго, что «не допускай».
Все вещи, о которых я сейчас говорю, для того человека, кто ищет, чтобы он имел некоторые возможности и ориентиры. Это не повеление, а просто некоторая духовная подставка, подсказка, к которой желающий человек может обязательно прибегнуть и сам может изучить этот вопрос более глубоко. Но факт тот, что стесняться этого не нужно.

— Также скромность в одежде и в поведении.

Исаак Сирин говорит: «Кто постоянно украшает молитву свою этими внешними формами, тот немедленно и легко удостаивается действия Святого Духа». Представляете? Это ведь говорит не кто-то, а Исаак Сирин, один из великих Отцов-подвижников, авторитет которого просто вообще непререкаем.

Также я хотел бы сказать, что очень важно в молитве пребывать терпеливо, потому что это есть отречение от себя, от своей греховной природы, от своего ветхого человека. Понуждать себя к молитве нужно обязательно, т.к. ветхий человек наш противится молитве, потому что она является его смертью. Для ветхого человека, который привык жить во грехе, в сладострастии, в самолюбии, в плотоугодии, молитва – это что кувалдой по голове. Он так противится, что всё на него сразу нападает — и сон, и лень, и рассеянность. Всё, что угодно, только не молитва.

Святитель Игнатий говорит, что оставление правила и пропуски вредны. И чем больше время пропуска, тем больше вред. Поэтому, зная теперь из нашей беседы, что можно правило как-то оживить, поменять, изменить, будем это делать для помощи себе в молитвенном подвиге. Видишь, что душа как на каторгу идет – не читай вечернее правило, а прочитай «Приидите, поклонимся» и кафизму. Почитай покаянный канон, почитай умилительный канон Божией Матери, прочитай акафист, помолись своими словами, побудь с Богом. Не бросай свое правило – молиться утром и вечером, правило пребывать с Богом с утра и вечером. Не прерывай этого. И когда ты будешь себя бодрить изменением, заменой молитв из правила на другие молитвословия, ты увидишь, что и к самому вечернему и утреннему правилу душа начнет потом опять растапливаться, сердце начнет согреваться, растаивать, даже тосковать начнет. А когда сердце тоскует, берешь вечернее правило, и оно уже по-другому молится, по-другому читается, с радостью, с благоговением, без мертвящего ощущения каторги и смущения ума.

Преподобный авва Евагрий говорит, что «будь настойчив — и получишь дар молитвы». Без настойчивости, без поиска молитвы никто её не получает. Потому, что, как говорят Святые отцы, «то, что с трудом достигается, потом бережно ценится, сберегается». То, что легко достается, — легко выкидывается. Есть такой принцип, о котором говорит преподобный Силуан Афонский, что если бы люди познали благодать Святого Духа, которая дается от молитвы, то они забросили бы вообще всё и стремились бы только к молитве. Но ведь этого не происходит. Господь не дает нам познать. Почему? Потому что, когда мы после этого познания опять побежим ко греху, осуждение наше будет в несколько раз сильнее, т.к. ты познал благодать и, презрев её, вновь отправляемся к исполнению своих сладострастных ощущений.

И Феофан Затворник говорит следующее: «Успех в молитве не вдруг покажется. Для сего нужны месяцы и годы». Т.е. для того, чтобы перейти на второй уровень, чтобы молитва наша была внимательной и сердечной (я сейчас не говорю о высокой молитве, благодатной, духовной, а говорю о том, что надо молиться внимательно и с чувством, с сердцем), нужны месяцы и годы. Месяцы и годы чего, бубнения? Нет. А внимательной молитвы, именно когда человек подвигает себя на внимание, каждый день старается только о том, чтобы ему побыть с Богом сердцем, побыть с богом душою, а не заниматься бубнением.

И ещё, конечно же, нужно нам вспомнить о памяти. Память есть основа личности человека. Если человек теряет память, он перестает себя осознавать, хотя и живет. Кто терял память, тот знает, какой это крест – не помнить, кто ты есть. Заново себя осознавать – это мучение для личности человека. Но память играет как положительную роль, так и благодаря нашим грехам может играть роль отрицательную. Поэтому во время молитвы память нужно отключать, потому что память приносит нам либо прошлое, либо опять же начнет вспоминать какие-то наши планы, будущее и этим нас смущает. Потому всё это нужно отметать и с памятью быть во время молитвы аккуратным, т.к. молитва – это есть жизнь в вечности, т.е. жизнь в конкретном мгновении, жизнь в обращении к Богу — нет ни прошлого, ни будущего, есть только настоящее, есть только вечность. Всё остальное должно от нас отметаться.
Авва Евагрий говорит, что «ум должен стать и немым, и глухим во время молитвы». Т.е. всякие помышления, мечтания, всё, что бы ни приходило на ум, нужно отметать и прилеплять ум свой к молитве. Если мы рассеялись, обязательно молитву нужно повторить для того, чтоб исправить грех. Пусть мы прочитаем меньше молитв по количеству, зато мы прочитаем два-три раза и внимательно, мы получим от молитвы то, что мы должны получить. Святые отцы говорят: «Не допускайте себе рассеянного молитвословия, потому что оно наносит непоправимый вред душе!». Хоть сотню раз прочитай одну молитву, но добейся того, чтоб прочитать её внимательно, и победишь на следующий раз. Не сделаешь этого – на другой раз рассеянность все равно будет тебя докучать. И покуда ты не сделаешь этого, будешь молиться рассеянно.

Также очень важно не отвлекаться на нужды тела. Когда мы встаем на молитву, начинается – то большой почесон, то ещё что-нибудь. Обязательно надо брать себя в рамки и понимать, что перед молитвой нужно сделать всё, чтоб уже ничто тебя не отвлекало, чтобы это время – пятнадцать, двадцать минут, полчаса, сорок минут, три часа (кто как может) полностью посвятить молитве и не отвлекаться на нужды тела. Такое отвлечение и оскорбительно, говорит авва Евагрий, и приземляет молитву, и отвлекает от молитвенного настроя. Человек настроился духовно, вошел в духовное состояние, потом раз – опять приземлился. Всё, опять нужно настраиваться. А ведь можно уже и не настроиться, так обычно и бывает. Раз отвлекся – и всё. Даже просто рассеянность какая-то пришла, если ты эту рассеянность не подавил, не победил её вниманием, то всё, она завладела тобою, и ты остальное правило уже просто стоишь как бубен – звенишь, а толку нет.

В заключении я хотел бы сказать, что внимательная молитва есть молитва истинная, возводящая к другим степеням молитвы и всегда научающая нас духовному познанию. Внимательная молитва и есть правильная молитва, т.к. оказывает исправляющее действие на природу человека, пробуждает в нем чувство к Богу и стремление к горнему миру. Тот, кто молится внимательно, молится правильно.
***

Текст составлен по фильму-лекции как правильно молиться.

Если Вы заметили ошибку в тексте — пожалуйста, напишите нам об этом на электронную почту – bogovidec@yandex.ru

Открыть текстовый документ беседы о молитвенном подвиге

Добавить комментарий