Беседа о тщеславии. Священник Максим Каскун

Страсть тщеславия, конечно, интересная. Всем, наверное, она как-то докучает. Все, наверное, понимают, что этот вопрос имеет к ним отношение. А начать хотелось бы с примера. В житиях святых есть рассказ о преподобном авве Нестерое: они идут с его учеником, прогуливаются по пустыне и видят дракона. В древности драконы в пустынях жили, мы сегодня не можем точно сказать, что это были за животные, — кто-то думает, что это вараны или крокодилы, но я так думаю, что это были настоящие драконы. Потому что мы находим разные свидетельства разных писателей (языческих и христианских) о том, что животные, которых сегодня уже не существует, — они жили. Например, когда римская армия шла на Карфаген, и когда они высадились, выстроились рядами, то из моря выползла большая змея. Настолько большая, что они всей армией, колонией, бросились на неё. Представляете, что это была за змея. Это был, конечно, дракон. Это было какое-то доисторическое животное, которое живет, возможно, и сегодня, о нем просто никто не знает. Об этом Сенека пишет и другие разные древние авторы, это реальный факт. И таких случаев много, и люди многие видели. Поэтому когда в Писании говорится о крокодиле, то говорится именно про крокодила. А когда говорится о драконах – то говорится конкретно о драконах. Помните житие Георгия Победоносца – там ведь тоже сказано, что жил этот дракон, которому люди поклонялись, почитали его за бога и приносили ему в жертву людей. Он ел человеческую плоть. Это просто животное, которого боготворили, наделяли его какими-то свойствами, потому, что оно было редкое, носило, может быть, черты какого-то динозавра. Так вот, оставляя этот вопрос в стороне, они видят этого дракона, и ученик начинает убегать со страху. Поворачивается – его авва догоняет. Он говорит: «Авва! Как?! И ты бежишь? И ты боишься?». Как же – совершенные люди ведь не должны ничего бояться, они же в вере живут, с Богом, и твари поклоняются им. Он ему отвечает: «Если бы я сейчас с тобой не побежал, мне иначе никак было бы не убежать от духа тщеславия». Вот именно об этом духе, что он из себя представляет и как от него убегать, мы и будем говорить сегодня.

Что такое тщеславие? Это слово буквально звучит как «тщетная слава». Т.е. искание и желание славы пустой, суетной, временной, непостоянной, иначе – земной и греховной, славы преходящей. «Проходит слава, как цвет на траве» — быстро зеленеет и быстро увядает, потому что это всё очень преходяще. Но мы стремимся к этой земной славе, и часто бывает даже, что доходим до крайностей, до грехов. Святитель Иоанн Златоуст пишет по этому поводу следующее: «Человек часто готов броситься в бездну, чтобы только другие удивлялись ему». И сегодня мы с вами этот закон видим, что многие люди готовы на многие подлости, низости, коварства, преступления, лишь бы только люди, действительно, удивлялись им, чтобы прославиться в этом мире, в этом веке. Преподобный Иоанн Лествичник дает ему духовное определение такое: «Тщеславие, по виду своему, есть изменение естества» (т.е. бесовское состояние), «развращение нравов, наблюдение укоризн» (т.е. когда человеку наносят какую-то рану словом или делом, он это всё в себе наблюдает, не пропускает мимо, а зацикливается на этом; об этом скажем ниже). «По качеству же оно есть расточение трудов, потеря потов, похититель душевного сокровища, исчадие неверия, предтеча гордости…». И, действительно, мы с вами хотели лекцию посвятить гордости и тщеславию, но объем материала сократили и решили одно тщеславие сегодня изучить. Потому что когда разбираешься со всем материалом, и в жизни так бывает – очень трудно отличить тщеславие от гордости. Как говорит святитель Феофан Затворник, тщеславие относится к области («область» — славянское слово, означает «власть») — к власти гордости, подчинено ей. И говорит преподобный Иоанн Лествичник, что между ними такое же различие, как между семенем пшена и мукою, и хлебом, и как между отроком и взрослым человеком. Тщеславие – это зародыш страсти гордости, как бы её начальная стадия, юношеская, а гордость – это когда уже страсть созревает. Как ещё говорит Иоанн Лествичник, тщеславие – это конь, а гордость – всадник, который им управляет, и они в принципе неразлучны. Поэтому и говорится: кто победил гордость, тот прежде победил тщеславие, и кто победил тщеславие, тот победил прежде гордость, — потому, что они действительно сопутствуют друг другу. Тщеславие есть начало, а гордость есть конец этого порока.

Также тщеславие есть страсть естественная. Помните, мы говорили о том, что страсти делятся на естественные и неестественные. Естественные – это те, которые базируются на наших внутренних добродетелях. Допустим, страсть блуда базируется на благословении Божием: «Плодитесь и размножайтесь», страсть гнева базируется на душевном гневе, на раздражении человека, которые даны для того, чтобы стяжать добродетели, для того, чтобы бороться с грехом (а они, наоборот, становятся, из-за греха, слугами страстей). Так же сказано и о чревоугодии – потому что чревоугодие базируется на желании человека питаться, прокармливаться, и чревоугодие есть, конечно же, извращение естественного, нормального питания. А тщеславие есть извращение природного человеческого дара стремления к небесной славе. Человек (Адам) от природы должен был стремиться к небесному Царству, к небесному прославлению (к небесной славе). Об этом нам говорит преподобный Исидор Пелусиот и многие другие Отцы. Естественные страсти – они самые глубокие, потому что они имеют под собою основу нашего естества. И также ещё хотелось бы сказать из введения, что тщеславие относится к смертным грехам. Смертный грех – это тот, который убивает душу и тот, который дает возможность бесам просить для нас смерти и вечной погибели. А в Ветхом Завете смертный грех – это тот, за который побивали камнями. Поэтому, имея такое понимание, мы должны знать, что тщеславие – это смертный грех, оно убивает душу и дает повод демонам клеветать на нас перед Богом и просить у Него нашей погибели.

Состав греха тщеславия:

1. Само тщеславие, т.е. делание трудов напоказ – для того и ради того, чтобы нас увидели люди. Если что-то нужно сделать втайне, то тщеславие здесь становится бессильным и человек может даже конкретно отказываться от дел и унывать, потому что нет внешней подпитки.

2. Славолюбие – так же составляющая этой страсти. Славолюбие – это любовь к прославлению, любовь к похвалам, когда человек стремится к славе земной, а не к славе небесной. Как правило, под славой разумеется порочная, дурная слава, но сюда можно отнести и когда человек употребляет славолюбие в должном отношении – слава Отечества, слава за подвиги перед Отечеством, слава за добродетели, — она действительно к людям приходит, но человек к этой славе не должен стремиться. Стремление к славе не полезно. Прославлять нас должен, конечно, Господь, а не мы сами.

3. Честолюбие – любовь к почестям и чествованиям. Иногда люди думают, что честолюбие и тщеславие – это разные вещи. На самом деле, честолюбие есть составляющая тщеславия и честолюбивый человек — и есть тщеславный. Некоторые говорят: «я не тщеславен, я честолюбив». Это как кубик другой стороной просто повернул… Тот же самый предмет, только другой стороной. То есть ты приобретаешь то же самое устроение, только через искание почестей. Не славы, а чтобы тебя чтили. Допустим, человек в честолюбии требует для себя какого-то статуса, каких-то пафосных отношений, чтобы, когда он приходит куда-то, его определенно называли, вели себя с ним особенно и т.д. Человек требует к себе особого отношения.

4. Самоугождение. Это когда всё «под себя» и для себя, ради себя, что называется — эгоизм.

5. Самопрославление. Это когда человек сам себя прославляет – бахвальством, самохвальством.

И, конечно же, состав греха тщеславия поистине бесконечен, потому что тщеславие очень многообразно, имеет в себе очень много видов, и как говорит преподобный Иоанн Лествичник, — кто может взвесить ветер? Никто не может. Так же и тщеславие никто не сможет ни взвесить, ни разобрать, потому что видов его весьма и весьма много.

Изощренность страсти тщеславия

Святитель Феофан Затворник говорит следующее: «Тщеславие – это многоглавый змей», и далее говорит, что духов тщеславия – много. Не один дух тщеславия одолевает человека, а много их, потому что тщеславие очень многообразно и каждый человек может тщеславиться по-разному. Идет человек на работу и думает: «Я работаю лучше всех». Победил человек этого духа. Приходит второй дух и говорит: «Какой ты молодец, ты победил того духа», — и человек начинает с этим духом бороться, и так оно происходит нескончаемо. Преподобный авва Евагрий говорит, что помысел тщеславия – самый тонкий, едва различим, трудно опознаваем. Т.е. человек, как правило, тщеславие не сразу чувствует. А особенно, если не ведет духовную жизнь, не читает Священное Писание, не изучает Святых Отцов, не разбирается в своих страстях, то ему вообще трудно отличить в себе тщеславие. Как сегодня принято говорить: «здоровые амбиции». Понимаете, они – «просто здоровые», «вовсе не греховные»… «Дайте мне, пожалуйста, место директора», — «здоровые амбиции». И начинаешь говорить – как же? – отвечают: «Это же двигатель всего! Батюшка, что вы говорите? Какое тщеславие? Это же двигатель всего. А как же тогда работать?». Ну, как – поясняешь человеку, что надо работать во славу Божию и стараться не обращать внимания, как и что скажут там люди… Конечно, это не сразу – прямо завтра взял и поменялся – нет. «Нет, батюшка, это невозможно». Конечно, мы привыкли, что тщеславие нас двигает, и это большой двигатель торговли и всего, всего, всего… Святые Отцы ещё приводят такой пример – когда в войско берут наемных, они тоже одеваются как обычные воины и сражаются вместе со всеми. Но наемники – продажные, и в определенный, ответственный момент битвы за определенную плату они разворачиваются и начинают сражаться против тех же, с кем они были. И Святые Отцы говорят, что тщеславие – оно таково, оно находится рядом с добродетелями. И, казалось бы, ты победил – но тщеславие сражается вместе с добродетелями и с другими страстями. И ты настолько к нему вживаешься, что не различаешь его, и думаешь, что это действительно добродетель, это помощник, который помогает тебе побеждать другие страсти. Оно всегда находит себе пищу. Иоанн Лествичник говорит так: «Пощусь строго – тщеславлюсь. Послабляю пост – тоже тщеславлюсь. Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх». Можно ещё такое русское привести сравнение – ванька-встанька – как его ни брось, он все равно встанет. Также и тщеславие – как его ни побеждай, — оно всё равно сзади заходит и всё равно говорит: «О! Какой ты молодец!». В любом случае. «Сия страсть, будучи поражена, с большим ожесточением восстает на брань, и когда почитается испустившею дух, чрез смерть свою делается еще более живою, здоровою и мощною. Она почерпает мужество не где-либо, как из успехов в добродетели того самого, на кого нападает», — говорит преподобный Кассиан Римлянин. Так вот, это её изощренность, которая говорит нам о том, что тщеславие – это очень тонкий, очень хитрый бес, который пользуется движениями нашего естества для достижения славы, извращает их, вкрадывается в наши добродетели. И фактически сегодня каждый человек живет по тщеславию. Вот всё, что делается в жизни у каждого из нас – всё делается по тщеславию. Святые Отцы и говорят, что у нас в жизни-то почему потом, когда жизнь проходит, мы смотрим – и всё пусто? Вроде, подвигов столько было. Вроде, столько трудился, постился, молился, всё-всё-всё делал, — а плодов нет. Да потому что всё делалось по тщеславию, и с тщеславием никто не боролся. Некоторые думают, что от внешних подвигов, что человек что-то делает, — от этого приходит благодать Божия. Отцы говорят, что не от этого. Не от постов, не от молитв приходит благодать Божия. Не от проповеди, вообще не от чего. А приходит от смирения, которое человек приобретает в этих трудах. Когда будет смирение – тогда будет благодать. Когда будет благодать – тогда будут и плоды. Если этого нет – тогда всё пусто.
Иоанн Лествичник также говорит о том, что тщеславие помогает новоначальным. Почему – потому что человек, который вначале начинает трудиться, он не может тщеславие в себе различить, т.к. оно всеяно среди его воинов. Он начинает трудиться, что-то делать, и со временем, если он начнет правильно всё делать, он начинает понимать, что такое тщеславие. И если вначале оно ему помогало побеждать некоторые страсти, — допустим, монах ради тщеславия может воздерживаться и от блуда, и от всего. Мы с вами говорили в одной из бесед о том, когда отцы уходили в пустыню, в уединение, где вообще никого не было. И если там, среди братии в келье они постились, могли только после девятого часа вкушать пищу и чувствовали себя хорошо, то когда монах уходит в пустыню, он встает с утра и уже есть хочет. Потому что нет никого, нет людей, которые «подогрели» бы твое тщеславие, дали бы тебе силы для того, чтобы поститься. И получается, что все те подвиги – они были по тщеславию. И в принципе, когда это вначале бывает, в этом нет ещё ничего смертельно опасного. Но когда это происходит уже со временем, хронологически, и человек не борется с тщеславием, не самоопределяет себя, не разыскивает этих демонов в себе, то происходит тогда уже, конечно, для человека падение. И он тогда уже со временем не может без этого. Начинаешь забирать у него тщеславие – у него сразу начинается уныние, отчаяние: «Ну, а как же я? Куда я пойду? Я никому не нужен… Я ничего не умею делать… А раз так, то я вообще ничего не буду никому делать! Я разве хуже всех? Я же столько для вас сделал! Вы что?.. Всю жизнь предприятию отдал, а вы меня выгоняете…».

Происхождение и причины греха тщеславия:

Основания этой страсти: внимание к себе (когда человек хочет, чтобы только к нему было приковано всё внимание), эгоцентризм («все должны быть заняты мною», «всё должно крутиться вокруг меня»), то есть человек сам себя ставит в центр событий, «пуп Земли», что бы сегодня ни происходило, в Японии или ещё где-то, человек всё это под себя отводит, он как бы в центре, а всё это вокруг крутится – Америка, Япония, а он сам в центре, он – центр Вселенной. Это можно заметить, если человек наблюдает за собою, допустим, у него рождается ребенок, и он понимает, что этот центр начинает смещаться в сторону этого ребенка. Он видит, что теперь не всё для него, — мама, бабушки, все, кто есть, — а всё внимание начинает переключаться на этого малыша. И он понимает, что это внимание, которые было ему прежде, он пытался на себя запитать его по своему самолюбию, — оно на ребенка переходит. И он понимает, что центр смещается на ребенка, и в этом самом есть большая польза для семьи, которую это дает человеку, потому что это приносит в жертву его гордыню, его самолюбие.
И очень важно, чтобы, когда ты видишь, что дети твои растут, вкладывать в детей такое понимание, которое ты сам уже осознал – что все-таки не ты центр Вселенной, а Господь, вокруг Которого все мы крутимся, вокруг Которого вся наша история вращается.

Дверь для тщеславия – изобилие трудов. Чем трудов больше, тем дверь становится шире, если не быть внимательным. Например, если человек мало постится – он мало и тщеславится. А если хорошо попостился, так прям зверски, то он всем хочет сказать, можно орешки есть с маслом или нет. То есть человек всегда начинает трубить перед собою, что он постится. Или сделал человек какое-то доброе дело, такое нормальное, сделал его втайне, никто не видел, и всё равно он сидит и его внутри распирает искушение рассказать о том, что он сделал: «ну, расскажи всем, просто расскажи и всё, никто может даже не услышит, просто расскажи». И человек начинает это всё рассказывать. Соответственно, он теряет плоды, потому что награда за эти труды должна быть от Бога, и бывает она только в том случае, если мы сохраняет труды втайне, и не тщеславимся ими.

Ещё одна причина – наша природа, поврежденная грехом, которая повреждает небесный дар, данный нам от Господа для того чтобы искать небесной славы. Желание этой славы сгорает в тщеславии, и на небо уже нет сил человеку посмотреть. Настолько мы тщеславимся, что нам тяжело. Кто из нас мечтает о небесной славе? Кто думает о том, что он получит в Царствии Божием венец от Господа? Кто мечтает о том, что Господь ему за труды венец на голову возложит? Да нет среди нас таких! Если кто-то так будет мечтать – ему скажут: «Ты что, в прелести, что ли? Что с тобой?». А в древности действительно так оно и было. Все христиане стремились к тому, чтобы получить от Христа награду. А со временем, погружаясь в житейские страсти, мы настолько изнашиваемся в искании земной славы, что получается, только тщеславие нас истощает, и всё – у нас потом на доброе сил-то нет. Как в сериалах сегодня – человек сериал посмотрит, всех пожалеет в сериале, а выйдет – соседу морду набьет. Зато в сериале всех пожалеет, даже собачку. Посмотрит, и целый день потом сидит, жалеет, жалеет, эмоции растрачивает, тратится. А потом надо где-то конкретно поступить – маму свою больную посетить в больнице или ещё что-то, а сил уже нет, — я уже всё отдал, там уже все люди получили, там 350 серий и каждый человек всё это отдает. Поэтому всё это есть обман и на это не нужно тратиться, а нужно тратить свои душевные силы на то, что действительно истинно, что дает нам с вами поистине душевную и духовную крепость и созидает нас в добродетели.

Также Святые Отцы говорят о том, что неведение Бога, забвение Его и забвение вечности дают возможность развиваться в нас тщеславию. Почему неведение Бога? Т.е. когда человек не знает Бога, не ведает о Нем, он в принципе не знает и что такое тщеславие. Вот у мирских людей спрашиваешь о тщеславии, некоторые даже говорят, что это добродетель. Ну, правда, а что тут плохого-то – «я хочу быть лучше всех, это же нормально». Разговариваешь с ними, и полностью перевернутое сознание — неведение Бога – т.е. нет ценностей.
Забвение Бога
– когда человек, будучи уже верующим, познавший Христа, принял спасение, — он начинает впадать в суету и забывать Бога, грехи какие-то, может быть, его удерживают. И, соответственно, что получается: человек начинает погребаться в этой суете, во мраке, в похотях этих греховных, и во концовке он грубеет своей душою и не может различить в себе тщеславие, потому что оно тонкое, оно очень верткое, т.е. его очень трудно поймать. И для того, чтобы его ловить, нужно быть духовно трезвым, бодрым, а этого нет.

А забвение вечности говорит о том, что человек, забывая вечность, не может употребить дар славы стяжания Небесного Царства. И всё его желание искания славы, которое вложено в его природу, преломляясь в извращенную форму, простирается только по горизонтали, на внешний мир. И человек пытается только здесь как-то реализоваться, здесь снискать славу, думая, что за эту славу он потом от Бога будет получать награду. Т.е. здесь ещё надо, конечно же, подумать.

Следующее, это — невнимание к себе, рассеянность и принятие помыслов тщеславия. Т.е. когда человек не бдит над собой, ведет рассеянную, расслабленную духовную жизнь, и когда бывают у него помыслы тщеславия, он их просто не видит, он их просто принимает и вскармливает их. Есть такой пример, как тщеславие дает человеку такие мечты, фантазии, которые показывают, насколько человек грубеет. Один авва рассказывает про инока, который лежит в келье и думает о том, что если он не пошел бы в монахи, то он бы стал, возможно, бизнесменом, заработал бы то-то и то-то… Но так как он всего этого не заработал — то есть он принес это в жертву Богу. И получается, что он жертвует Богу тем, чего вообще никогда и не зарабатывал. Тщеславится тем, чего и не было вообще никогда и не могло быть в принципе. Потому что если б ты это мог, то ты бы изначально этим занимался. Потому что у кого есть хватка к такому делу, те как-то в мире сразу и определяются в этом деле. Только потом они могут в церковь уходить, как, например, Серафим Вырицкий, был купцом, потом ушел в монахи. Человек, который к этой хватке готов, он сразу не уходит, потому что это – его природа. Может, за исключением редких случаев, я таких не знаю, по крайней мере. А так реально – люди, когда у них есть такая хватка, сразу идут по этому пути. И Отцы говорят, что ты тщеславишься тем, чего не было, и приносишь Богу то, чего ты никогда вообще не зарабатывал, но это ещё полбеды, дальше будет ещё смешнее.

Мечтательность дает возможность нашему тщеславию развиваться, усугубляться, и через наше вот такое мечтательное состояние у нас внутри формируется целый тщеславный менталитет, когда мы лежим на постели и начинаем мечтать о себе очень многое. Я расскажу вам пример, готовьтесь посмеяться: один авва идет проверять своего ученика, подходит к его келье и слышит, что он уже что-то читает. Он подумал, что ученик его, наверное, читает Слово Божие, и захотел послушать, какой он читает стих, чтобы получить для себя назидание. Подходит ближе и понимает, что тот, возомнивши себя священником, поучает в своей келье народ. Авва насторожился, слушает дальше… «Священник» заканчивает «проповедь», брат становится «диаконом» и восклицает: «Оглашенные, изыдите!». И тут авва стучит в дверь… Ученик открывает. И дальше идет между ними такой диалог: «Отец! Ты не долго ли меня ждал? — засуетился ученик. — Не долго ли я заставил тебя тут томиться на зное?». «Нет-нет, сынок, — отвечал старец, — я только подошел, как ты сказал: «Оглашенные, изыдите!»». То есть мечтание у людей настолько трансформирует сознание, что человек отрывается от реальности и оказывается в некотором пространстве, где мнит себя невообразимым. Ну, что такое быть священником в мечтах? Пойди, рукоположись, если призвал Господь к этому пути. Но само это состояние, когда человек в мечтах уже так расстраивается, говорит о том, что мечтательность есть дверь для того, чтобы тщеславие возрастало в нас и приобретало страшные, ужасающие формы.

Также принятие лести, соглашение с похвалами вскармливает в нас тщеславие. Помните, мы говорили, как нужно принимать похвалы, лесть – молчанием. Также молчанием нужно относиться к поношениям. Поносят тебя или хвалят – отвечай молчанием. Молчание помогает человеку ровно отнестись к происходящему. С другой стороны, оно пресекает возможность человеку дальше продолжать тираду (поносить или хвалить), допустим, сказал пару ласковых слов, человек ничего не ответил – ну, и не ответил. А есть такая бесовская поговорка: «Молчание – знак согласия». Она играет такую роль, что, мол, если ты молчишь – значит, соглашаешься. Давай мы тебя будем хвалить, а ты будешь соглашаться. На самом деле нет. Конечно, иногда бывает, что ситуация складывается так, что можно сделать выговор, но это когда уже есть близкие отношения между людьми, есть какой-то определенный момент, когда ты можешь сказать этому человеку, что хвалить – это плохо. Хотя есть другая форма, форма поощрения, которая не надмевает человека, это есть безопасная форма похвальбы. Видишь, что у тебя работник нормально работает, — если похвалить его просто – он расслабится. Кто-то не расслабляется, кто-то ещё больше начинает работать, что его похвалили, у него прям такой задор появится… А можно поощрить человека – материально ему помочь, или с инструментом, ещё как-то. Т.е. показать ему не словесный знак, который фактически суетный, а дать ему возможность такого ощутимого поощрения, чтобы он видел, что ему есть знак внимания. Когда есть знак внимания к нам, то нам легче работается. Но это не надмевает человека. Тебя не выделили, тебе просто дали. Ты работаешь, видишь, что ты стараешься, и если тебе вообще ничего за это нет, если тебя просто только хвалить, то это даже вредно будет для человека. — Что ты меня хвалишь, ты мне дай тряпку нормальную, полы помыть. Или резец дай хороший, что я тут стою с плохими резцами всё это делаю… Поэтому тут такая ситуация, что если человек старается, то начальствующий должен его как-то поощрить, т.е. поддержать его в этом старании, но ни в коем случае не хвалить. И это есть безопасная форма, которая меньше всего приносит вреда. Детей тоже не надо хвалить. Об обратном утверждают те, кто говорят: «Как же, тщеславие – это добродетель». Зачем детей хвалить? Детей только похвалишь, уже лупить надо сразу после этого… Их тоже надо поощрять. Т.е. сама похвальба должна у нас упраздниться, потому что – ну что хвалить человека? Какой смысл в похвале? Ну что в этом такого? Похвальба – это когда человек делает доброе дело, и ты говоришь ему: «Молодец, какой ты хороший…». Конечно, когда мы детей воспитываем, мы им говорим это, но говорим это не в том смысле, что мы их хвалим, а в том, что мы их воспитываем, мы их координируем, поддерживаем: «Ты вот так-то сделал – ты молодец», «ты так-то не сделал – ты не молодец», — это не похвальба, это просто правильные ориентиры, координаты, мы устанавливаем их. А если, допустим, ребенок конкретно занимается чем-либо, и вот он слышит, его начинают хвалить, когда соседка приходит: «Ой, какой у меня сынок, он уже читает, поет!..». А он весь сидит во внимании, он всё это слышит – конечно, это вредно. Поэтому сегодня многие психологи красиво говорят и при этом сами не понимают, что они говорят. Что такое хвалить? Хвалить – это вредить человеку. От похвалы ещё ни один нормальным не становился. Есть ли у нас нормальные, кого похвалили, и он потом как-то адекватно отреагировал? Таких просто нет, это по природе не может быть, потому что это – ТЩЕ-СЛА-ВИ-Е, это — грех.

Также ещё можно привести такую причину, как уклонение от простоты.Человек когда стремится к простоте, он, соответственно, дает базу для того, чтобы тщеславие не находило себе почву. Вот простые люди по своему характеру – они менее тщеславны. А люди, которые сложные по своему характеру (они называются гонорными) – они реально все тщеславны и, как правило, они не могут жить просто. Им постоянно нужны какие-то сложности, выкрутасы, восемь нарядов, две машины, ещё что-нибудь… Всё это складывается к тому, что человек не просто живет, он не может жить скромно, ведь скромно жить – это действительно большой труд. Есть люди простые, они живут скромно просто по своей природе, и тщеславие, конечно, не может найти в них благоприятную почву. А есть люди, кто не скромные, которые стремятся к скромности, но не могут, и тщеславие у них находит для себя очень много почвы для того, чтобы развиться. И в жизни сегодня действительно так очень часто бывает, что люди, кто не склонен к простоте, то ремонт затевают по два раза в год в квартире, не могут никак успокоиться, то ещё что-нибудь. Хорошо, когда денег нет, хоть как-то есть возможность обуздать тщеславие, а когда деньги есть, то всё… Недавно про одного рассказывали, деньги были у него, обжигали ногу в кармане, так он баню по три раза на год переделывал, всё она ему не нравилась, тщеславие его распинало, беднягу, и он всё никак не мог удовлетвориться баней. Сейчас деньги кончились, и она у него стоит, бедная, и никто её не трогает, все парятся и все довольны, всё в порядке.

И последнее, что хотел здесь сказать, это потакание страсти. Т.е. когда мы потакаем страсти, идем у неё на поводу, мы делаем нашу страсть тщеславия ещё более свирепою. Она потом набрасывается на нас и полностью подводит нас, и ещё самое главное, что позорит. Потому что «возвышающий сам себя унижен будет», — Господь об этом говорит. И в жизни так бывает – кто сам себя возвышает, тот бывает унижен. И дай Бог нам всем, кто в жизни с этим сталкивается, кто болен тщеславием, кто борется с ним, чтобы мы прозрели, положили хоть какие-то пределы, ограждения для того, чтобы эта страсть не перерастала за какие-то минимальные нормы, чтобы не имела чудовищных форм. Чудовищные формы действительно очень вредны людям.

ПРИЗНАКИ БОЛЕЗНИ ТЩЕСЛАВИЯ:

Как понять, тщеславен я или нет?

1. Сравнение себя с другими. С кем может человек себя сравнивать? Только в одном случае он может себя сравнить – с Христом и со святыми. Сравнился – и сразу всё понятно, скотина и всё, что тут ещё скажешь. Ты можешь сравнить себя только со святым человеком, который чист. А сравнивать себя с другим – например, чревоугодником, — ты всегда найдешь такой момент, где скажешь – «а вот здесь я всё-таки обошел его!». А сравнить себя с кем-то и подумать, что ты хуже его – это возможно только тогда, когда человек уже начинает освобождаться от тщеславия и приобретать смирение. Когда люди приобретают смирение, они себя считают хуже всех. Когда человек сравнивает себя с кем-то – это уже признак тщеславия, в любом случае всё закончится тем, что он себя оправдает и пойдет довольный дальше. Тщеславие прикрывается, оно очень тонкое, его схватить нельзя – ты сравнил себя с кем-то — в любом случае это уже говорит о том, что тщеславие здесь работает.

2. Болезненная реакция на бесчестие. Когда нас оскорбляют, мы сразу болезненно реагируем, сердце наше сжимается, расстраивается, настроение портится, червь внутри заводится, начинает точить. Это как раз говорит о том, что человек болен.

3. Ненависть к поносителю. Когда человек тебе что-то сказал, а ты ему начинаешь отплачивать ненавистью.

4. Зависть к превосходящему. Когда человек тебя чем-то превосходит, ты начинаешь ему завидовать. Здесь также ещё – нетерпение, когда человек не может терпеть, что кто-то выше его, лучше его. Тщеславный всегда хочет быть лучшим во всем, первейшим – это такое стремление тщеславия. Хотя на самом деле надо быть самим собой, самого себя найти в этой жизни и быть собой. Это самое сложное, но самое правильное. Зачем быть первым в Васиной деревне, и последним в городе.

5. Желание показать себя искусным во всяком деле. За что человек ни берется – «знай наших» — лучше нас никто не делает. Как часто бывает, что человек начинает себя показывать искусным в деле, но очень часто бывает, что недотягивает. А если и дотягивает, то это приносит ему тщеславие. Нужно стремиться делать хорошо, но нельзя себя выказывать искусным во всяком деле. Помню, когда у меня была машина «двоечка», старенькая, меня «подперли», я пытался вырулить и, в общем, съехал в канаву и обломал рулевую тягу. Звоню соседу, дяде Коле, говорю: «Дядя Коля, у тебя там нет гайки на рулевую тягу?». Он говорит: «Да как же, есть, на помойке нашел, где-то валяется, давай, сейчас поставим». Ставим, и он начинает показывать: как, что, всё рассказывает — как резьба накручивается, то, сё… Когда уже дело подходило к концу, разговорились с ним, он спрашивает: «А ты кем вообще работал?». Я говорю: «Да я токарь пятого разряда». Он говорит: «А я тут ему рассказываю о резьбах!». То есть один человек начинает себя выказывать, и второй тоже: «…а я токарь». И один потщеславился, и второй не мог промолчать. Вот конкретно: показывает человек себя искусным во всяком деле. Не надо этого делать. Ты умеешь, — знай, но ты молчи, молча — показывай, делай, но не объясняй человеку, как будто он перед тобой полный ноль. Он может быть и не полным нулем…

6. Приписывание или приукрашивание своих трудов. Как начнем рассказывать, чего и не было. Такое приукрашивание тоже есть признак болезни тщеславия. Свои труды, наоборот, надо умалять, а мы их приукрашиваем.

7. Ожидание благодарности от людей. Кто, делая что-то, не ожидает благодарности? Все ждут. А потом говорят: «Я тебе столько сделал, а ты мне такую свинью подкинул. Как ты посмел!». Потому что делаем для людей, но опять же – для славы человеческой, для тщеславия. Поэтому ожидаем благодарности. Нас же надо прославить, мы же сделали доброе дело, прославьте нас, скажите нам спасибо, скажите: «Какой вы молодец». И долго ещё человек не уходит, ждет, пока ему что-то скажут, благословят его после того, как он что-то сделает. Скажут ему: «Спасибо, молодец», тогда он пойдет.

8. Ожидание награды от Бога. Хорошо ожидать награды от Бога за свои дела? Это как раз есть признак тщеславия, потому что человек должен всегда поминать слова Спасителя, которые звучат так: «Мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать». И каждый из нас, как говорят Святые Отцы, должен почитать себя перед Богом должником. Я должник. И я делаю только то, что я должен делать, и я не делаю ничего лишнего. И как говорит Апостол Павел – если я делаю хорошо, то я делаю только то, что я должен делать, а если я делаю нехорошо, то я подлежу наказанию. И «горе мне, если я не благовествую», — говорит он, — потому что мне это положено. Поэтому то, что мы делаем, мы всегда должны делать хорошо, не ожидая от Бога награды, потому, что мы должны Богу. Мы должны Богу делать всё хорошо. Обычно мы как думаем: «Господи, я сейчас вот это сделаю, а Ты меня благослови в этом моменте», «Я сделаю то, а Ты мне дай вот это… и попробуй не дать», а потом ещё обиды на Бога – почему Ты мне не дал. Награды от Бога ожидать за свои труды ни в коем случае нельзя. Да, нужно стремиться к славе небесной, к наградам в Царстве Божием, нужно ревновать, нужно трудиться, чтобы Господь нас увенчал за какие-то наши подвиги, труды, но не в том, чтобы получать награду сейчас. Награда наша на Небесах, о той награде можно думать. О награде сейчас – да что тут такого, ничего ты не сделал. Конечно, замечательная фраза есть у Святых Отцов, что кто не ищет награды от Бога, тот внезапно обогащается. Но не в плане денежек, конечно, не мечтайте сразу, а то все так ободрились…) Человек просто обогащается – кто добродетелью, кто-то и деньгами, всё это может быть, и действительно такие чудеса бывают. Расскажу про одного человека, его позвали на один завод работать, он — многодетный. В это время строился один дом, в этом доме не было четырехкомнатных квартир, и один начальник сделал для себя одну четырехкомнатную квартиру с помощью перепланировки. Дело подошло уже к сдаче дома. А этот парень оказался хорошим специалистом, и чтобы удержать его на заводе, начальник его вызвал и сказал: «Пиши документы на трешку, въедешь, это тебе. А четырехкомнатную тогда летом». И когда он пришел, пишет, — и сам не верит, что ему дают четырехкомнатную квартиру. Вот вам, пожалуйста, – кто не искал, тот внезапно обогатился, потому что просто делал всё по-Божьему, ради Бога, особо много о себе не мечтал. Хотя потом он, конечно, надломился, были моменты, но об этом уже в другой раз.

9. Ещё очень интересный признак нашей болезни тщеславия, — когда человек пререкается, огрызается, не дает договорить человеку: «я всё знаю, что вы меня тут учите», это есть признак того, что человек «сам себе режиссер», то есть признак тщеславия.

СЛЕДСТВИЯ ГРЕХА:

Что происходит после того, как мы предаемся греху тщеславия?

1. Лишение награды. Как сказано о фарисеях: «Они уже получили награду свою». Помните, когда Господь говорил о фарисеях, что они ходили и трубили пред собою, что они благочестивые, что они верующие, и Господь говорит: «Истинно, истинно говорю вам, что они уже получили награду свою», т.е. славу в этом мире. Они уже получили, их больше не за что награждать.

2. Лишение плодов подвига и благочестия. Тщеславие всё окрадывает, полностью лишает человека плодов. Сделал доброе дело, потщеславился, раструбил – всё, считай — то же самое, что не делал. Ты уже получил славу, за что тебя ещё награждать? Всё, пусто.

3. И так же как следствие — двойственная жизнь. Одна – в себе: распущенная, греховная, праздная, не бодрая. Ещё одна – для других: когда человек живет, перед другими важничает, строит из себя какого-то духовника, праведника, а один на один с собой остается — и там совсем другая жизнь. Т.е. тщеславие, конечно, рождает лицемерие, и это лицемерие дает человеку такую двойную жизнь.

У тщеславия есть её духовные чада, или исчадия:

1. Самовыказывание, самопрославление, бахвальство и хвастовство, когда человек сам себя пиарит, как сегодня модно говорить, сам себя выказывает, напрашивается, ещё что-то подобное делает. Это всё как раз есть чада тщеславия.

2. Искание похвалы, требование комплиментов: «А что это вы так, никакого хорошего слова мне сегодня не скажете? В каком я наряде сегодня пришла к вам… Вы ничего не увидели, ничего не сказали».

3. Желание быть лучшим, первым, исключительным, неповторимым, чтобы все завидовали.

4. Карьеризм, страх за чистоту репутации, когда люди ради репутации вообще теряют человеческий облик: «Если что-то с моей репутацией случится, то я за себя не ручаюсь». Это для них смысл жизни.

5. Человекоугодие, лицемерие и изворотливость. Человекоугодие и лицемерие – это есть основные, старшие сыновья тщеславия, когда человек ради людей всё сделает, чтобы получить славу, он начинает угождать людям, а не Богу, начинает лицемерить, изворотливостью занимается.

6. Ложь, лукавство, лесть, коварство – всё это человек употребляет для того, чтобы сохранить свой статус.

7. Дух соперничества, зависть и ненависть обязательно будут у тщеславного человека. Они даже будут обжигать сердце его, когда он, допустим, увидит человека, который лучше его, он прям всё: «Свет мой, зеркальце, скажи, и всю правду доложи…». И всё потом чем закончилось – отравленное яблочко подсунула… Тщеславие – вот оно, сразу, всё говорит о том, что даже до убийства может дело дойти.

8. Желание нравиться, удивлять, быть в центре внимания. Господь говорит: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо». Т.е. такого не может быть, чтобы все люди говорили о нас хорошо.

9. Страсть к нарядам, к комфорту, к вещам по статусу. Допустим: «Мне по статусу положена машина, я же не могу на «Форде» приехать, что, у меня дела, что ли, плохо идут… Я должен на дорогой машине приехать, часы за 100 тысяч…». А просто так человек не может, хотя в принципе я знаю таких людей, которые серьезные должности имеют, и они ходят, как попало. У них нет часов за 100 тысяч, они могут в рваных джинсах прийти. Молодые про них говорят: «Да, это не котируется!». На самом деле этих дядек уважают и с ними нормально разговаривают. Они просто так независимо себя поставили: «Ребята, хотите – работайте, хотите – нет, я и без вас проживу. А вот обезьянничать, как вы все это делаете – мне это ни к чему». У него машина, которая 30 лет уже ездит. Человек зарабатывает большие деньги, а ездит на машине, которой 30 лет, и он себя комфортно чувствует и не обращает ни на кого внимания. Также одеколоны, духи и т.п., шик, щегольство. Вспоминаю, как у одного батюшки ещё давным-давно брал благословение: благословился, поцеловал руку, потом полдня лицо отмыть не мог от одеколона. Зачем так брызгаться, понять не могу, всё-таки надо в меру всё употреблять. Чрезмерно этого делать не надо, и женщинам, и мужчинам всё это надо употреблять в минимальных количествах. Крашеные волосы, ногти и проч. – тоже по минимуму надо делать. Не это украшает женщину, а сокровенное в сердце человека. И мужчину украшает не внешность, а доброе поведение и добрые дела. И это есть настоящие, истинные вещи, которые приносят человеку славу от Бога, а не от людей.

О ВЛИЯНИИ ТЩЕСЛАВИЯ НА ЧЕЛОВЕКА:

Влияние на тело

Тело очень сильно подвластно страсти тщеславия. Каким образом: по тщеславию больные делаются здоровыми, и старцы сильнее юношей бывают, если нужно потщеславиться. Допустим, лежит один монах в монастыре, зовут его на послушание, отвечает: «Голова болит». Звонит кто-нибудь из благодетелей – всё, он сразу здоров. Боль терпит любую, но он может идти. А что обычное послушание – ну, кто меня прославит за это послушание? Да никто. А тут благодетель, скажет: «Какой хороший батюшка, с больной головой пришел, поисповедал, причастил, всё сделал». Это сразу человеку дает силы. Так же старики, немощные – они сильнее борцов становятся, когда это нужно для того, чтобы прославиться, потому что тщеславие очень сильно питает человеческое тело.

Влияние на душу

  1. Тщеславие ожесточает против святыни, святых, Господа Бога, потому что тщеславие старается быть первым всегда. И человек, который тщеславный, который предается этой страсти, он, конечно же, не может почитать святых потому, что: «Меня надо почитать. Зачем святых почитать? Вы на меня посмотрите, я нормальный. А святые – они тоже жили плохо, у них тоже было много немощей, кто-то из них курил, кто-то согрешал, кто-то убивал кого-то. Они были большие грешники. Я же ничего такого не делал, я нормально себя веду…».
  2. Тщеславие лишает мира, покоя и умиления, губит душу и, что очень важно, возвращает побежденные страсти. Например, человек победил страсть блуда, потщеславился, возгордился, — и опять впал в блуд. Вроде бы, казалось, уже всё, не беспокоит, а на самом деле нельзя тщеславиться для того, чтобы не вернулись побежденные страсти.
  3. Исполняет душу низостью, ничтожностью, подлостью и духовной грязью. Человек становится готов на многое зло, душа от тщеславия мельчает, теряет великодушие, благородство, становится обрюзгшей, грязной, непристойной, низкой, готовой всегда на подлые поступки.
  4. Хоть помысел и самый тонкий, но огрубляет душу сильнее всех и делает её черствой, каменной, неподвижной к доброму делу. И как говорит Иоанн Златоуст, — «воспламеняет в душе адский огонь и пробуждает в душе ядовитого червя», т.е. «червь неусыпающий и огонь неугасающий», тот, который будет мучить всех в геенне огненной. То есть, в принципе, кто претерпевает от тщеславия искушения и мучения – это уже предвкушение геенны.

Влияние на ум человека

1. Исполняет его высокоумием, надменностью, кичливостью.

2. Окрадывает ум, исполняет его скудоумием. Как можно охарактеризовать скудоумие? Григорий Богослов говорит следующее: «что пользы для обезьяны, если все вокруг будут почитать её львом?». Обезьяне есть польза? Ну, только чтобы потщеславиться, а так-то она обезьяной же и останется. Но думать она будет, что все вокруг её львом почитают и что она действительно лев.

3. Ещё на ум есть такое воздействие, которое действительно считается самым критическим – это, конечно же, падение в прелесть. Я хотел бы об этом особо сказать. Тщеславие настолько «накручивает» человеку через мечты, через фантазии, через надмение, через кичливость такие образы, что человек готов в своих мечтах сравнить себя хоть с кем – хоть с Богом, хоть со святыми, т.е. он думает, что он – хороший. Он думает, что он избранник, что он лучше всех сделает, что кроме него Господь другого не нашел и т.д. и т.п., и в конце концов всё это может привести к такому головокружению духовному, что человек просто начинает безумствовать и может действительно тронуться умом и делать непристойные поступки. Впадение в прелесть – это когда человек от гордости и от тщеславия извращается умом и становится неспособным к правильной духовной жизни, т.е. находится в ложном духовном состоянии и считает это состояние истиной. Т.е. когда гордость считается смирением, тщеславие считается скромностью, кротостью, благоговением, когда человек грехи считает добродетелями – это есть состояние прелести. К этому приводит тщеславие, если с ним не бороться и не обуздывать его.

Влияние на дух человека

  1. Ослепление очей мудрости.
  2. Грех идолопоклонства, ибо человекоугодие есть идолопоклонство. Через человекоугодие человек начинает угождать не Богу, а людям, становится идолопоклонником.
  3. Св. Феофан Затворник говорит, что тщеславие влечет за собой отпадение от благодати и лишение благодати Святого Духа, т.е. человек лишается благодатных даров.

Общее влияние на человека следующее: разрушение всех духовных плодов, уничтожение веры и, как факт, — опустошенность. Человек, предавшийся тщеславию, полностью опустошен и в своей душе не может найти ничего доброго, потому что душа полностью пустая и окрадена грехом тщеславия.

Это то, что я хотел сказать вам об этом грехе. Сейчас я хотел бы коснуться того, как с ним бороться, что можно противопоставить для того, чтобы хоть как-то себя ограничить в тщеславии, поставить какие-то препоны, препятствия для того, чтобы грех тщеславия не распространялся, не довлел. Его постоянно нужно лишать какой-то пищи, роста, лишать его того, что делает его сильным и крепким.

КАК БОРОТЬСЯ С ГРЕХОМ ТЩЕСЛАВИЯ:

Преподобный авва Евагрий говорит, что трудность заключается в том, что избежать тщеславия, его помысел — очень тяжело для человека. Это трудность. Так просто этого не будет. Тщеславие само по себе очень тонко и липнет к человеку, маскируется, подмазывается под добродетелью, очень трудно его различить и очень тяжело будет с ним бороться. Т.е. легкости здесь ожидать, конечно же, не нужно. Но что мы можем употребить:

  1. Упражнение в безразличии к мнению окружающих. Вот для нас, живущих, очень важно мнение окружающих. Помните, у нас в житиях святых есть очень интересный рассказ про одного старца, он услышал об подвижнице, девственнице, которая жила в городе и почиталась всеми как отрекшаяся от мира. Что такое отрекшийся от мира человек – это тот, кто не обращает внимания на мир. Он пришел к ней, для того чтобы её вразумить, он был исполненный благодати Божией, и говорит ей: «Ну, как, мать, ты уже созрела?». Она говорит: «Я отреклась от мира». Он говорит: «Ну, хорошо, тогда давай разденемся с тобою донага и вместе пройдемся по городу». Та говорит: «Я так не смогу», — «Тогда ты не отреклась от мира. Зачем ты тщеславишься? Ты стыдишься этого мира, ты боишься его, боишься молвы». И так он сразу показал зерно истины человеку, что отречься от мира — просто закрыть двери, никуда не ходить, никого не принимать – это не то. Отречься от мира – это быть независимым от людского мнения, быть свободным в этом отношении.
  2. Зрение недостатков своих трудов. Что-то сделал – скажи: «Я раб ничего не стоящий, и сделал только то, что должен был сделать», и никому об этом не рассказывать, не хвалиться и размышлять над тем, как плохо ты всё это сделал, что можно было лучше сделать, тут недоделал, здесь недобрал, тут перебрал… И в итоге, когда человек смотрит на то, что он делает, он понимает: «Это что… Господи, разве Ты это можешь вообще принять от меня? Ну, что это? Как же так можно… Это разве добродетель? Она ведь полностью вся исполнена хищения, неправды, тщеславия и прочих разных страстей». И так человек после таких размышлений убирает почву из-под тщеславия: ну нечем тебе тщеславиться, нечем хвалиться. Как говорят Святые Отцы: мы свои добродетели оплакиваем как грехи.
  3. Делание всего во славу Божию, ради прославления Его имени. Очень важно в нашей жизни, что когда мы делаем что-то, мы должны помнить, что мы, прежде всего, делаем это для Бога, в Его славу, для прославления Его имени. Не для себя, не для людей, а для Бога. И когда человек сделал для Бога, что происходит, как дальше развивается мысль? Она развивается следующим образом: «Я сделал для Бога, сделал, как мог». Другой человек подходит, начинает что-то говорить, обличать или хвалить, он думает: «Я сделал для Бога, сделал, как мог. Можете лучше – сделайте лучше. Можете хуже – делайте хуже. Я сделал так, как я мог. Простите меня, если я чем-то недобрал, или ещё что-то». И когда человек делает для Бога, он понимает, что он раб ничего не стоящий, и он сделал только то, что он мог сделать, что обязан был сделать и, соответственно, от людей не ждет никакой награды. Помог какому-то человеку, нищему или ещё кому-то – забудь. Ты сделал это для Бога. Всё. Награда твоя на Небесах, здесь ничего не жди, ни от людей, ни от кого.
  4. Противопоставление славе, тщеславию, славолюбию славы Небесной, что именно та слава есть истинная, непреходящая, вечная, когда Бог нас прославляет, а не люди. Потому что блажен тот, кого прославляет Бог. И если о ком-то Господь действительно выносит вердикт, что он – человек благочестивый и угодил Богу, то человек приобретает вечную, незыблемую славу. А человеческая слава – она умирает вместе с нами, и никто с собой ничего человеческого не забирал туда.
  5. Также ещё очень важно презрение страсти, отсечение причин. Т.е. когда человек презирает страсть тщеславия, негодует на неё, отсекает причины, её окрыляющие, прикармливающие. То есть пытается таким образом бороться. По крайней мере, не говорит, что тщеславие — это добродетель.
  6. Усердная молитва. Духовный подвиг обязательно нужен человеку, потому что без этого невозможно разглядеть в себе греховные страсти.
  7. Упражнение в смиренномудрии. Когда человек упражняется в мыслях о том, что он действительно хуже всех, является великим грешником, достоин за свои грехи вечного наказания. Т.е. человек, занимающийся смиренномудрием, обращает свой взор к своим грехам и никогда не вспоминает о своих добродетелях или о добрых делах, какие он мог бы сделать, потому что это будет надмевать его. Поэтому смиренный, упражняющийся в этом, всегда смотрит на то, над чем бы поработать, какой бы ещё грех оплакать перед Богом, в чем ещё нужно исправиться…
  8. Также ещё нужно употреблять сокрытие своих трудов. Как мы можем скрывать свои труды? Святые Отцы приводят такое сравнение, что как грехи свои скрываем, так и добрые дела свои тоже должны скрывать, как бы стыдиться их. Приехал к нам один одноклассник с Украины, он только год или два как рукоположился. Там, на Украине, всё это очень быстро происходит, и он уже протоиерей. И он говорит: «Мне самому стыдно, что я протоиерей!». Потому что он только два года послужил священником, а уже протоиерей. Там просто всё сразу дают, на третий год или на пятый могут уже митру дать – всё уже, во всех облачениях сразу… С одной стороны, правильно, — всё есть, достиг таких духовных благ. Но ему самому стыдно, и это действительно очень хорошо.
  9. Отбиваться от помыслов при делании, но не отказываться от труда. Чем бы человек ни занимался, он всегда тщеславится. Вот сегодня я с вами говорю, меня тщеславие тоже грызет. Ну что нам теперь, не делать ничего, если за этим следует тщеславие? Но делать-то надо, правильно, кто ж за нас сделает? Делать надо, так жизнь сложилась, так как-то всё устроилось, что делать нужно, но в этот момент надо отбиваться от тщеславия, т.е. бороться с собою. Оно, тщеславие, приходит к человеку до трудов, приходит во время трудов, приходит после трудов, оно всегда около нас. Поэтому если человек не будет ничего делать, тогда он вообще ничего не достигнет и никогда не научится побеждать свое тщеславие. Никогда. Хорошая поговорка: «Не ошибается тот, кто ничего не делает». Человеку нужно впадать в тщеславие, переживать его на себе для того чтобы понять – а что, собственно, со мной происходит, насколько я болен и как мне с этим справиться.
  10. Также Св. Отцы говорят, что очень хорошо исполнение позорных послушаний, т.е. тех, которые бесчестят нас. Допустим, помните историю с преподобным Иоанном Дамаскиным, с другими Отцами, когда их хотели смирить, их отправляли туалеты мыть и проч., делать то, что приносит некоторое унижение людям. Достаточно вспомнить наших блаженных, которые одевались в лохмотья, над ними глумились, и они делали такие поступки, чтобы люди говорили о них: безумный! дурак! Люди так и говорили, а они радовались, потому что они бесчестили себя перед людьми и тем самым избавлялись от духа тщеславия, убегали от него.
  11. Ещё очень важно добавить: ношение скромных одежд. Т.е. не нужно надевать вещи, которые тщеславят тебя. Есть у кого-то из нас такое ощущение – ему дают какую-то вещь, он говорит: «Я такое носить не могу… это уже устарело…». Бывает, наоборот, какая-то пафосная вещь, которую действительно человек одевает и говорит: «Как я в таком выйду…». Поэтому одежда должна быть в принципе, в идеале, как говорится сегодня, в норме – чтоб она не надмевала и не смущала. Потому что бывает так, что человек надевает какую-то одежду, и она его смущает, особенно поначалу, когда приходят в храм, начинают какие-то лохмотья на себя одевать и смущаться – этого не надо делать, потому что если человек уже делает, это надо делать в зрелости духовной, когда это уже делается как подвиг. А так нужно носить обычную, нормальную одежду, без всякой чопорности и вычурности, чтобы она тебя не тщеславила и не надмевала. Допустим, особенно у нас в стране, с вещами было всегда туго в СССР, поэтому привезут кому-то кроссовки, одни в городе, человек обует, и у всех голова кругом – такие кроссовки классные… Или в Югославию съездил в советское время, кроссовки привез оттуда или джинсы, сварил в кастрюле, одел – всё, первый парень на деревне. Всё это, конечно, должно быть нами презираемо и нужно стараться во внешнем своем поведении иметь то, что нас не тщеславило бы и не надмевало.

Признаки освобождения, которые человек может получить при борьбе с тщеславием:

  1. Начало — это когда человек хранит свои уста, не разглагольствует, не празднословит, не говорит о своих трудах и переносит бесчестие. Т.е. любит, когда его поносят, или хотя бы не злопамятствует.
  2. Середина — это когда человек отсекает, презирает, игнорирует помыслы тщеславия. Т.е. полностью старается их отсечь от себя, игнорирует их и остается от них неоскверненным.
  3. Конец – освобождение, когда человек делает перед людьми позорные поступки и не скорбит об этом. Примеры: Ксения Блаженная – она взяла и оделась в одежду мужа; или два блаженных в Новгороде, которые стояли на вершинах разных гор около реки, сбежали на лед и начали лупить друг друга, били, били, весь народ собрался, хохотали над ними, во концовке они радостные встали и говорят: «Если вы не покаетесь, то все передеретесь». И действительно потом была большая свара в городе. Т.е. они собою показывали, что будет в городе, и что будет происходить. И таких святых много у нас. Вот эти поступки, казалось бы, глупые, бесчестные, — они на самом деле приносили людям очищение от тщеславия. Василий Блаженный, в честь которого назван храм Покрова на Рву, когда ходил по Москве, то благочестивым людям камни в окна бросал. А подходил к лупанариям (публичным домам), и обнимал их. На углу стоит, обнимается… Как же так? Приходит туда – обнимает дома, целует, приходит к праведникам – всем камни кидает. Что такое? Там стояли ангелы, он с ангелами обнимался, потому что ангелы стояли вне лупанария, плакали об этом, он их жалел, обнимался с ними. А там, у праведников, бесы в окнах сидели, вот он их камнями и гонял.

Максим Исповедник говорит, что освобождение – это когда, во-первых, выслушиваем похвалы без вреда, второе — не злопамятствуем на злословящего, и третье — при укорении не уменьшаем любви к обидчику.

И в заключении я хотел бы сказать, что когда мы начинаем освобождаться от тщеславия, то, прежде всего, к нам приходит понимание, осознание греха и видение того, что есть грех тщеславия – как он воздействует, как он к нам подкрадывается, как он нас обольщает, какие средства употребляет. Это есть как раз признак выздоровления – когда мы начинаем видеть нашу страсть.

Поэтому поспешим к славе и чести Небесной и положим труды, чтобы нам вкусить благодати и сладости Царствия Божиего, ибо никто не смог победить тщеславие, не вкусивши прежде Небесного Царства. Вот для того, чтобы победить тщеславие, нужно стремиться к Небу, вкусить благодати Божией, познать, что такое Небесное Царство, Небесная слава, и ради неё уже отказываться от славы суетной.
Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что «червь, достигший полного возраста, получает крылья и возлетает на высоту, так и тщеславие, усилившись, рождает гордость, всех зол начальницу и совершительницу». Но о ней мы с вами поговорим в другой раз.

***

Текст составлен по фильму-лекции о тщеславии.

Если Вы заметили ошибку в тексте — пожалуйста, напишите нам об этом на электронную почту – bogovidec@yandex.ru

Открыть текстовый документ беседы о тщеславии

Добавить комментарий