Беседа об истинном христианстве, или о подвиге. Священник Максим Каскун

В данной беседе мы будем исследовать, как нам с вами найти такие критерии, чтобы определить, какое же христианство всё-таки истинное, потому что сегодня мы с вами встречаем, что христианство – это очень ?ирокое понятие: Православие, католицизм, протестантизм, тоталитарные секты, носящие имя христианских святых и даже Самого ?исуса Христа. В чем, собственно, происходит дело? В том, что сегодня под христианством маскируются даже многие сатанинские культы. ? поэтому когда человек встречается с христианством, его нужно как-то исследовать – что это такое. Это первый момент. А второй момент – как православному христианину, который уже определился в этом своем выборе, — как Серафим Роуз после долгого поиска при?ел в Православную Церковь и сказал: «Я дома», — найти в Православии истинное христианство? Ведь мы часто обижаемся то на своих собратьев по вере за плохие поступки, то на батю?ек, то ещё что-нибудь бывает и получается, что христианство ускользает от нас. Поэтому сегодня я хотел бы поговорить с вами о том, что такое истинное христианство, где оно находится и как его приобрести, через что.

?так, есть два критерия определения истинности веры. Первый – это вне?ний, он называется критерий по учению, когда определенная христианская конфессия (как сегодня принято называть) имеет определенные доктрины, которые мы сравниваем, во-первых, со Священным Писанием, во-вторых, в опытом церковных учителей, быв?их от начала Церкви, то есть с I века, суммируя весь их опыт, и, в-третьих, мы берем исторический аспект – чтобы эта община существовала от дней ?исуса Христа потому, что появив?иеся уже позже не имеют определенного преемства. Это критерий вне?ний, сегодня мы его затронем слабо, так как я нахожусь в православной аудитории и все здесь присутствующие его в принципе уже ре?или. Если же кто-то находится в другой аудитории, будь то католицизм, протестантизм и т.д., то этому нужно посвящать особую лекцию, очень боль?ую, объемную.
Я же сегодня хочу посвятить на?у с вами лекцию внутреннему критерию истинности христианства, который есть подвиг, или узкий путь. Господь в Священном Писании говорит следующее: «Входите тесными вратами, ибо узок путь, ведущий в жизнь, и не многие находят его». ? много мест мы встречаем в Священном Писании таких, где об этом говорится. Но ситуация складывается таким образом, что сегодня в Православной Церкви в бытовом отно?ении, в на?ей жизни мы с вами очень мало думаем о подвиге. Мы просто живем, пытаемся что-то делать, но сам подвиг мы вообще не рассматриваем как таковой. – «Ну, какие тут подвиги, тут выжить бы! Просто, как говорится, не до подвигов». ? поэтому эта тема от нас ускользает, а она очень важна и является, я бы сказал, краеугольным камнем христианства, потому что христианства без подвига не существует.

Святитель Григорий Богослов говорит следующее: «Как земля не воздает полезных плодов, если не трудятся на ней, так и ду?а без наличия духовных подвигов не произведет ничего богоугодного и служащего ко спасению». Святитель ?оанн Златоуст говорит даже несколько по-другому: «Горе тому, кто не предавался подвигам, потому что он предан будет неумолимым ангелам». ? все святые отцы от начала и до конца, все до одного говорили о подвиге. Вы не найдете ни одного из святых отцов, кто бы не говорил о подвиге. Благодаря подвигу они сами стали святыми, мы их прославили. А тот отец, кто не говорил о подвиге, тот подвига этого сам не имел, то есть подвиг у него отсутствовал, и такие люди Церковью не прославлялись.
Апостол Павел подтверждает это следующими словами: «Подвигом добрым я подвизался, течение совер?ил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды» (2 Тим. 4, 7-8). Это значит, что подвиг сразу существовал в древней Церкви, т.е. ученики Спасителя ?исуса Христа уже находились в подвиге. ? об этом апостол Павел говорит на многих страницах своих посланий. Происходит следующее: награда («готовится мне венец правды», — говорит апостол Павел) дается тому, кто подвизается, кто находится в подвиге. Остальные спасаются по милости Божией, т.е. они будут просто спасены, будут помилованы Богом, но никакой награды не получат. Поэтому кто хочет иметь награду в Царствии Божием, тот пусть подвизается. Как говорит святитель ?оанн Златоуст: «Если хоче?ь подвизаться подвигом, смотри на ту славу и на ту награду, которую дает нам Христос». ? эта награда, эта слава действительно людей вдохновляет, возгревает в них ревность, чтобы они трудились и подвизались в подвиге. Если подвига нет, то не будет и награды.

Определение понятия подвига

Что такое подвиг? Буквально это слово происходит от глагола «подвигать». Это значит – двигать себя, понуждать, тащить. Помните, как барон Мюнхгаузен сам себя вытащил за волосы, — это он совер?ил подвиг. Т.е. это есть внутреннее ощущение, когда человек сам себя постоянно двигает, понуждает. «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11, 12). На церковно-славянском языке это звучит интересно: «Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают его». То есть те, кто нудит себя, восхищают Царствие Божие. Оно нудится – т.е. оно просто так не приходит, его обязательно нужно брать силой.
Если говорить о вне?них признаках истинности христианства – допустим, в протестантизме даже категория такая отсутствует – «подвиг». «Какой подвиг? Я спасен!» — говорят протестанты. Подвиг спасенному не нужен. А такие слова, как «Царство Небесное нудится» и «употребляющие усилие восхищают его» у них перетолковываются совсем в другом смысле: мы трудимся тем, что свидетельствуем о слове Божием и т.д. Но само понятие подвига там отсутствует. ? если мы возьмем католицизм, то у них понятие подвига со средневековья очень трансформировалось и деградировало, и мы с вами знаем, что католические святые сегодня прославляются не за подвиги, а за разные экзальтированные крики, возгласы, любовь к Спасителю и т.п. Но подвижников как таковых там почти не осталось. ? только одно-единственное место, где есть подвиг и где Церковь сама говорит о том, что подвиг лежит во главе спасения – это Православная Церковь. Учение о подвиге – это учение Самого Спасителя на?его ?исуса Христа, Который Сам сказал об этом, что «Царство Небесное силою берется».

В чем заключается сущность христианского подвига?

  1. Св. Марк Подвижник говорит: «Подвиги – это не суть что-либо особое от заповедей». Подвиги — это и есть заповеди. Мы с вами исполняем каждый день заповеди Божии? Да, пытаемся что-то делать, хотя бы – молимся. А на самом деле заповеди – это целый духовный механизм, который не только нужно отправлять каждый день, но над которым нужно и много размы?лять. Помните Псалтирь: «В заповедех Твоих поглумлюся» (Пс. 118, 15). То есть человек углубляется в заповеди Господни, он размы?ляет о них день и ночь, для того чтобы исполнять их, для того чтобы осуществить их в подвиге. Потому что заповеди просто так нельзя исполнить. Ну, подставь правую щеку сразу, с разбега. Вот и не подстави?ь! Луч?е другую подстави?ь, но свою – ни за что. К этому нужно подходить, до этого нужно дорастать, к этому себя нужно готовить. Заповеди, хоть они и являются некоторым бременем для плотского мудрования, на самом деле не тяжкие. Заповеди Господни легки, но к ним нужно подготовиться, созреть для них, и думать над ними.
  2. Св. Макарий Египетский говорит о сущности подвига: «Это противление лукавому и лукавым помыслам». Он выразил общий принцип, которым характеризуется подвиг. Святые отцы говорят, что подвиг должен быть везде: где бы ты ни находился, ты всегда должен быть в подвиге. У каждого человека, как мы даль?е увидим, подвиг происходит по-разному в зависимости от духовной жизни. Но общее — противление лукавому (т.е. дьяволу) и противление лукавым помыслам – должно быть у нас всегда. В чем это заключается? Когда ты просто иде?ь, нужно внимать своему внутреннему миру – что там происходит. У нас постоянно там разные помыслы – грязные, нечистые, в любом случае там происходят иску?ения. ? также происходят от лукавого многие иску?ения и в деле, и разные предложения приходят нам в жизни — сделать какую-то подлость, грех и т.д. Как раз об этом говорит святой Макарий, что всё это нужно отвергать и бороться. Это есть одна из сущностей подвига.
  3. Борьба, война против всего худого и гре?ного, что находится в этом мире, потому что подвиг – это есть не только духовное делание, но оно обязательно распространяется и на общественную жизнь.

Цель подвига, соответственно, из вы?еперечисленного:

1)     По св. Марку Подвижнику это тончай?ее исполнение заповедей Господних, когда человек, получив навык в заповедях Божиих, уже конкретно становится профессионалом в этом, что называется – праведником. Праведник – это тот, кто исполняет заповеди Божии и, что самое главное, знает, когда их применить, а когда убежать. У нас на Библейском кружке была лекция «Как и кому подавать милостыню», где приводится такая ситуация – сидит пьяный и просит подать. У нас с вами есть заповедь: «Всякому просящему дай и от хотящего занять не отвращайся», — конкретная заповедь без всяких толкований. Но у отцов есть два пути: первый – когда человек ограничивает себя («Да запотеет милостыня в руке твоей, прежде чем ты узнае?ь, на что ты её дае?ь»); второй, к которому склоняется боль?инство отцов, указывая на то духовные причины, – если ты имее?ь что подать, то нужно давать всякому, невзирая на лица. Не важно – бомж ли это, пьяница или ещё кто-то, — человек попросил, ты дал. ? как говорит святой Ерм, в этом случае тот, кто берет, несет перед Христом ответственность, а ты исполнил служение, которое тебе заповедал Христос. ? даже зная всё это, в жизни человек каждый раз попадает в новые ситуации: «настроение у меня сегодня плохое, не хочу давать, — но надо ведь дать, если человек просит, «всякому просящему у тебя дай»». ?, соответственно, человек добродетельный, человек праведный, кто профессионально может употреблять заповеди Господни, в каждом случае знает, как поступить. Но этого, конечно, надо достигать.

2)     «Очищение ума и соединение с Богом», — говорит преподобный Петр Дамаскин. ? преподобный Симеон Новый Богослов называет это обожением, то есть соединением с Богом, когда человек достигает обожения посредством исполнения заповедей Христовых. Это есть цель подвига – соединение с Богом.

3)     Подготовка на?ей природы к её исцелению. Сегодня мы считаем, и в древности многие отцы так думали, преподобный Антоний Великий и другие наставляли о том, что сам подвиг не дает спасения, потому что подвижники были и до Христа (аскетизм аскетизму рознь, то тем не менее). Только самоограничение не дает возможности спасения, потому что само спасение приходит от Бога. Когда Бог видит, что человек трудится, понуждает себя, становится подвижником, тогда Он преклоняется к человеку и помогает ему. Как говорят святые отцы: «Ограждает его чудным промыслом». Чудным! Представьте: святой отец берет себе подвиг – вку?ать только то, что дают; не просить у наставника своего ни воды, ни пищи. Помните из жития преподобного Сергия, как один из братии на том месте, где мы с вами сидим, 600 лет назад возроптал о том, что нет хлеба в монастыре. Был неболь?ой ещё монастырь, деревянные церкви и постройки. Не было на тот момент хлеба. Преподобный им говорит: «Потерпите, всё будет», но некоторые его не послу?ались и начали бунтовать, требовать. Преподобный помолился и целый обоз с хлебом при?ел сюда, один благодетель привез. Также и какой-то подвижник возложил на себя этот подвиг и ждет, когда кто-то подаст. ? ведь действительно: кто-то воды принесет, кто-то хлеба, а кого-то и птицы питали. Это есть то, когда человек подвизается, а Господь ограждает его чудным промыслом. ? этот чудный промысел настолько велик, насколько человек подвизается, насколько он готов ревновать в подвиге.

Виды подвигов

Подвиги, как я уже сказал в начале, разнообразны и многочисленны, у каждого из нас есть свой духовный уровень, есть какие-то определенные предрасположения к определенным моментам в подвигах, есть согласование с духовником, и из-за этого у каждого человека, конечно же, всё проходит индивидуально. Также подвиги делятся по добродетелям: подвиг молитвы, подвиг поста и т.д. К каждой добродетели человек может употреблять добродетель подвига, то есть понуждение, для того чтобы эту добродетель развить. ? как говорит св. Киприан Карфагенский: «Подвиг, конечно, один, но он состоит из многих и разнообразных сражений». Как обращающийся духовный меч, подвиг во всякой добродетели нужен и во всяком иску?ении мы должны его употреблять, он многообразен.

  1. Первый подвиг, который доступен издревле, это подвиг ратный, или подвиг на поле сражения. Этот подвиг заключается в том, что человек за Родину, за Отчизну полагает свою жизнь. Для многих из тех, кто сражается и сегодня, и рань?е этот подвиг заканчивается смертью. С одной стороны, есть подвиг, когда человек воюет конкретно, а с другой — наемная армия. Можно ли наемника считать подвижником? Он трудится профессионально, за деньги, и у него есть семья, которую надо кормить. Сегодня на?и военные – они подвижники или нет? Они сидят без зарплаты, и ничего у них нет. Здесь складывается такая ситуация, что рань?е военные служили 25 лет, и они не имели права заводить семью (римские легионеры, и затем при царе то же самое было), мужчина женился только после военной службы. Конечно, они получали определенную плату, но всё четко подразделялось: когда-то это был бескорыстный подвиг за Родину, а когда-то это было исполнение профессиональных обязанностей. Но эти обязанности тоже связаны с риском для жизни. ? ратные подвиги как таковые всегда очень прославлялись. ? они должны прославляться. Допустим, сегодня в на?ей стране они фактически не прославляются. ?дти в армию сегодня, по правде говоря, не то что унизительно, а просто грех: чистить туалеты, железные дороги править и ещё не пойми чем заниматься. То есть сегодня этот подвиг в сознании людей полностью деформировался. Подвижников много в армии, да, это правда. Но общее мнение людей таково, что сегодня никто не хочет этим подвигом заниматься, потому что он от самого государства, правительства находится в некотором пренебрежении и поно?ении. В каких условиях находятся сегодня на?и военные, какую они получают заработную плату, в нищете живут их семьи – это всё, конечно, является недопустимым.
  2. Второй вид подвига бытовой, или повседневный. Он заключается в жизни каждого из нас, когда, как я уже сказал, мы занимаемся противлением лукавому и всем лукавым помыслам. Проявляется в разных жизненных ситуациях, например, когда приходи?ь куда-то и надо кому-то дать взятку; если ты работае?ь судьей – кого-то засудить за деньги и т.д. Когда мы должны отказываться от греха и жертвовать какими-то своими выгодами или ещё чем-то ради того, чтобы не связываться с этим грехом – это есть подвиг, которым должен обладать не только каждый христианин, но вообще всякий человек, потому что это достойно и благородно для каждого человека – отрекаться от греха, отрекаться от подлых и плохих поступков. Сегодня как принято говорить, особенно в молодежной сфере: «Ты считае?ь, что это правильно? Ну и хоро?о», «Делае?ь подлый поступок? – ну тебя же совесть не смущает? Не смущает. Ну, значит это нормальный вообще поступок». Т.е. нет одной ?калы цельности, всё разваливается, получается, что сам подвиг теперь соотносится с выгодой, что подвижничать можно сегодня ради выгоды, можно кого-то обмануть, что-то отобрать – и это считается подвигом, который принесет человеку пользу. А настоящий подвиг – когда человек отказывается от греха и противится греху. Помню, ехал в детстве в автобусе, был ещё маленький. Рейсовый автобус желтый, еле едет. За?ла молодежь, начали курить в автобусе. Весь автобус молчит. Один дядька встал многодетный, трое или четверо детей было с ним, маленького ростика, и начал их понукать. Они стали с ним драться – никто не вступился. Так они потом и вы?ли вместе с ним и с детьми. Это человек, который сделал подвиг, самый настоящий подвиг, и никто его не поддержал. ?ли приснопоминаемый протоиерей Александр, который за?ел в свой подъезд, видит – мочится человек в подъезде. Он ему сказал, получил пулю за это в сердце. Что, это не подвиг? Конечно, это подвиг! А мы-то как сегодня рассуждаем: «Ну, зачем говорить? Какой смысл? Что с отмороженными разговаривать?».  Да, есть больные люди, я всё понимаю, но, тем не менее, если бы эти люди знали: ты зайде?ь в подъезд – и тебе не только скажут, а ещё и сверху дадут по голове, то никто бы этого не делал. Сегодня в Москве, если где-то открывается метро – люди из близлежащих домов квартиры продают, потому что это будет туалет: из метро выбежал и сразу в подъезд.

?так, повседневный (бытовой) подвиг тоже реально существует и должен быть всегда у нас на виду.

  1. Подвиг супружества. Некоторые может быть сомневаются, но действительно супружество – это подвиг, потому что настоящая семья, настоящий брак – это самоограничение во многих отно?ениях, это жизнь для другого, это действительно изменение своей природы. Это не просто так, где муж сидит, лежит, читает, занимается своим делом. Недавно одному говорю: «Что ж ты детей запустил, занимаются не пойми чем», — он говорит: «Да что, они там ногти красят, ли?ь бы деньги у меня не просили – и ладно». То есть чем бы они ни занимались – ли?ь бы деньги не просили, ли?ь бы его не трогали. Но это разве семья? Разве так может говорить настоящий отец, когда дети твои занимаются греховным бизнесом? А тебе без разницы, ли?ь бы денег у тебя не просили. Нормально?
    Так вот, семья – это боль?ой подвиг, боль?ой труд, особенно если семья многодетная. Потому что многодетная и малодетная семьи – отличаются. Например, один или двое детей, и — трое-четверо – это уже две боль?ие разницы. У кого один-два – говори?ь им: «Надо родить третьего, четвертого», — «У-у-у… Это очень тяжело!». Это же надо себя ограничить. А так – дети в садике, потом в ?коле, ты свободен, на работе, занимае?ься делами, всё спокойно. А тут – ещё целая арава, ватага такая, никуда не съездить — ни на Канары, никуда, всё это очень обременяет человека. ? действительно многодетность – это боль?ой подвиг, когда человек свою жизнь просто приносит в жертву ради того, чтобы родить других людей, чтобы дать им воспитание, образование. Потому что подвиг семейный заключается не в том, чтоб только родить, а потом – куда кривая выведет. Надо всё-таки заниматься детьми. Несмотря на то, что они самоорганизуются, всё равно детьми надо заниматься, вкладывать и держать их в строгости.
  2. Подвиг мона?ества. Как говорит святитель ?гнатий Брянчанинов, это самый возвы?енней?ий подвиг, потому что мона?ество – это подвиг молитвы. У монаха нет ничего в жизни боль?е, кроме молитвы. А молитва – это самый возвы?енней?ий подвиг и всё нужно делать ради молитвы. Я вообще в принципе могу сказать, что, несмотря на то, что мы миряне, мы живем в миру, у нас суета,  но всё равно мы должны понимать, что для нас тоже молитва – самое главное. Да, конечно, нам тяжело, молитвенное правило боль?ое, тем более, если читать его по-настоящему, со вниманием, вдумываться в каждое слово, с паузами, чтобы это доходило прямо до сердца, в самую глубину.  Без молитвы никто не находит Бога, ни один! Без молитвы никто Бога не на?ел. ? молитва тоже нам должна быть прилична, и мы должны тоже о ней радеть боль?е всего другого. Как говорит святитель ?гнатий Брянчанинов: «Молитва научит нас всему». Стяжая молитву, приближаясь к ней, пытаясь её заполучить, пытаясь ею овладеть, человек начинает со всех сторон себя ограничивать, искать причины, моменты, чтоб как-то почву такую подвести, чтобы молитва строилась. Потому что сама молитва просто так тоже не будет: при?ел с поля, взял правило, начинае?ь читать… А мысли-то ведь не на молитве! Молитва же складывается не просто из того: при?ел, лоб перекрестил, встал сразу за книжку. Такой молитвы нет, она не пойдет, такая молитва. Её и не бывает у нас, почему мы бубним стоим, и тарабаним, и пребываем во время таких молитв неизвестно где. Молитва – это целый комплекс, который в человеке помогает возгревать этот дар: это и чтение Священного Писания, и много разных других занятий. Подробно об этом говорится в на?их лекциях «Как правильно молиться» и «О подготовке к молитве».
  3. Подвиг священнический, или пастырство, когда человек, имея благодать от Бога, служит людям, спасает их семьи, занимается спасением людей даже в ущерб своей семье. Как мы знаем, у многих священников получается так, что мату?ка с многодетной семьей одна до вечера сидит, а батю?ка — всё по чадам, всё по чадам. До своих очень редко доходит, и бывают такие случаи, что у некоторых священников дети остаются духовно не окормленными, бывает даже, что вырастают неверующими. Всё бывает. Конечно, здесь ещё от тайного выбора ребенка зависит. У благочестивых людей тоже вырастали дети безбожники. Тайна выбора ребенка, ничего не сделае?ь. Он выбрал свою жизнь не Богу, а миру, мирским наслаждениям, тогда всё, за него остается только молиться. Знаю одну многодетную семью, двенадцать детей: десять верующих, два – нет. Говорит: «Мы всех воспитывали одинаково, всё вкладывали одно и то же. ? те двое нормальные выросли, не курят, не пьют, не матерятся, благочестивые люди, хоро?ие, но в Храм не ходят. Говорят: «А смысл?». А десять ходят». Это как раз есть тайна выбора ребенка.
  4. Самый славный подвиг – подвиг мучеников, мученичество. Когда человек отдает свою жизнь за Бога, за веру, за Святую Церковь. Это сонм древних мучеников, сонм новомучеников и исповедников Российских. Недавние примеры – протоиерей Александр, о котором я сказал, иеромонах Григорий Яковлев, которому кри?наит отрезал голову и обнес её вокруг престола. Все эти люди, которые умерли за Христа, восприняли на себя самый великий подвиг – отдать жизнь за Бога, за веру. Вы?е этого, конечно, ничего нет.

Также ещё есть виды подвига по составу человеческой природы:

  1. Телесный подвиг. Он заключается в посте, умеренности в пище, в самоограничениях, в труде, в поклонах, в веригах и прочем, что бывает у человека, когда он для себя употребляет какой-то подвиг. Например, авва Макарий Египетский говорил так: «Господи, подвиги совер?ать я не могу, пойду на болото посижу, пусть меня комары покусают». По?ел, посидел, огромные комары его закусали, но он всё претерпел, при?ел весь опух?ий. Серафим Саровский тоже терпел укусы комаров. Одному отцу как-то наскучили подвиги, и он ре?ил пойти и повиснуть на отвесной скале и висеть всю ночь, чтобы не засыпать и молиться. Я так представил: если меня повесь, хоть где, – я засну. Если я спать хочу, мне без разницы, где я буду висеть, всё равно усну. А он – чтобы не уснуть. Он ходил в Петру — это такое место, где отвесные скалы, рань?е там был город. О нем Господь изрек пророчество, что за возно?ение, гордость его жителей там будут жить только ?акалы. А сначала город находился в этих скалах и там проходил торговый путь. Чтобы не проходить через лощину, все ?ли через Петру, поэтому там находились гостиницы и т.п., одним словом – был древний бизнес. Соответственно, город процветал. А потом Господь сделал другую дорогу, которая ?ла мимо, и Петра умерла. Там никого нет, эти отвесные скалы, дома в горных пещерах – всё до сих пор стоит пустое. ? туда святой отец ходил молиться.
  2. Ду?евный подвиг. Он заключается в обуздании и в умерении страстей, обновлении характера и менталитета, когда человек направляет подвиг на свое ду?евное состояние.
  3. Духовный подвиг, который заключается в трезвении, в борьбе с помыслами, когда человек стоит на страже и не подпускает никакие лукавые помыслы к себе.
  4. Подвиг по месту пребывания:

—  подвижнический (пустынножительство). Как говорит один из святых отцов, в пустыне без подвига вообще делать нечего. Ну что, просто сидеть в келлии, грызть сухари? Там же надо заниматься молитвой, рукоделием, отсечением помыслов, плачем, — подвигом нужно заниматься, у святых отцов там было много разных духовных систем для достижения благодати. А просто лежать на лавке там никак не пойдет. Это же пустыня, там бесы сразу придут и тебя выгонят.

— подвиг в миру, он называется умеренный подвиг. О нем Антоний Великий говорит следующее: «Те, кто проводят жизнь в малых и невысоких подвигах, и опасностей избавляются, и не имеют нужды в особенных предосторожностях. Побеждая же во всем пожелания, они удобно обретают путь к Богу». Это когда у нас с вами умеренный подвиг, без каких-то особых возвы?енностей – как на скалах висеть, питаться сухарями – без этого. Но на? подвиг, как я уже сказал вы?е, в бытовом, в супружеском отно?ении, где мы работаем и ещё какие есть у нас места — везде нужно стараться быть благочестивым, чтобы человек на нас посмотрел и сказал: «Вот это настоящий христианин». Допустим, приходит человек на работу устраиваться, ему сразу водочку подносят: «Сейчас мы его проверим, какой он — нормальный верующий или нет?». Сразу наливают. Если верующий отказался – его начинают уважать, а если нет: «А, ты такой же, как мы».

5. Также я хотел бы отметить подвиг по времени. У святых отцов есть учение, о чем говорили многие святые отцы, что в последние времена не будет особых подвигов, таких серьезных подвижников, кто подвизался бы так, как древние. На скалах сегодня действительно никто не висит, столпников нет, как рань?е было. ? как говорят отцы, последний подвиг – это подвиг терпения скорбей. Один ученик подо?ел к авве и спра?ивает: «Авва, а каких подвигов достигнут те, кто будет после нас?». Авва ответил: «Они отнюдь не будут иметь мона?еского делания; но им попустятся скорби, и те из них, которые устоят, будут вы?е нас и отцов на?их». В древности люди хотели узнать, кто как ведет подвижническую жизнь, чтобы обогатиться духовным опытом и понять, как человек приближается к Богу. Даже подсматривали за кельей подвижника, что понять, как он достигает благодатных даров. Помните, как авва Дорофей к одному отцу подо?ел и спра?ивает: «Как ты, брат, достигае?ь такого смирения? Кто бы тебя ни оскорблял – ты ровно относи?ься, даже не смущае?ься». Тот говорит: «А что на собак внимания обращать?». ? он сразу понял, в чем заключается подвиг. То есть когда человек видит, что другой адекватно реагирует на что-то, ему становится очень интересно: а как он достиг такого бесстрастия? Какую бы ему ни говорили хулу – вообще не реагирует. А что на собак внимания обращать — смысл?

Подвиг обязательно должен быть тайным. Без тайности никак. Святые отцы много говорят о том, что подвиг человеку не принесет плодов, если он будет рассказывать о нем. Приходит один отец в другую пустынь, там накладывают ему ка?у. Нет, он свой горох достает и начинает его есть: «Я вот горох ем, вот такой я умный». После этого другой отец его отводит в сторону и говорит: «Если ты куда-то иде?ь, то ты не должен никому выказывать своего подвига. Даже если ты валялся бы без всякого дела – и этого нельзя выказывать, свои какие-то слабости. Тем более – подвиги». А ты приходи?ь и всем рассказывае?ь, что ты е?ь горох. Если ты хоче?ь есть горох и не нару?ать принятый свой обычай – тогда не выходи никуда, сиди у себя в келлии. А если ты выходи?ь куда-то – тогда не умничай и е?ь, что дают. Ты може?ь съесть мало, умеренно, чтобы не пресытиться, но доставать свою снедь и показывать, какой ты подвижник и что ты е?ь – это недопустимо. Это сразу расхищает подвиг и делает его совер?енно бесполезным.

О вне?нем подвиге

Вне?ний подвиг – это когда человек всё свое усилие, рвение заключает во вне?нем делании. Это бдения, посты, поклоны (что касается подвижничества). Что до нас с вами – это борьба с антихристом, с ?НН и т.д. Я не за ?НН, я просто говорю о том, что люди занимаются вне?ним. С правительством начинают бороться, а реально – молитва далека от них. Т.е. когда весь подвиг заключается только во вне?нем. Даже один из таких людей признавался: «Когда я против антихриста воюю, мне легче, я так хоро?о себя чувствую от того, что я что-то значу». Хотя там не только молитвы, там даже веры нет у человека. Но он воюет против антихриста и комфортно себя чувствует. Этот подвиг вне?ний, конечно же, приводит к заблуждению.

Святитель ?гнатий Брянчанинов говорит, что если у человека выстраивается такой вне?ний подвиг, который не соединен с подвигом молитвы, чтением, настоящим плачем, покаянием, смирением, то он очень вреден ему, расстраивает природу человека и просто погубляет его ду?у. ? сам он говорит о том, что он видел старцев, кто в своей жизни уже достиг многих духовных подвигов, но все они были вне?ние. Он видел, когда они были поражены лукавством, поражены гордостью, надмением. В 70 то лет! Знаете, есть такой известный проповедник, на Тибете что ли, к нему люди приезжают, и он им сразу всё говорит: что у тебя есть, чего у тебя нет и т.д. ? вот один православный журналист к нему приехал, посмотрел на него, что это вообще за чудо такое, выходит и другому говорит: «Слу?ай, вообще… это злобный, ехидный, мерзкий старика?ка!».
Св. ?гнатий Брянчанинов говорит, что если не будет подвиг связан с внутренними делами, будут только одни вне?ние дела, то это не даст нам плода. Как сегодня мы — проповедуем, строим храмы, но если внутреннего делания не будет, это нам вообще никакой пользы не принесет. В плане подвига точно. Да, за это Господь может что-то простить, конечно, помиловать за это Господь может, безусловно. Но в плане подвига, в плане своего внутреннего совер?енства – это не дает ничего, полный ноль.
Подвиг состоит из некоторых добродетелей, которые помогают ему постоянно находиться в бодрости:

  1. Первая из добродетелей – ревность. Здесь это не когда муж с женой ревнуют друг друга. Это старание, прилежание, горение духа человеческого. Когда человек ревнует о Боге, ревнует о духовном. Но ревнует об этом, как о своем. Ревновать – это один и тот же глагол, но он употребляется как отно?ение к Богу, так и отно?ение, когда человек ревнует своего согре?ив?его близкого. Это как раз говорит о том, что ревновать — это гореть за Божие как за свое.
    Ревность – это горение сердца к Богу, к заповедям, к добродетели, правде, чистоте и всему святому.
    В Ветхом Завете мы неоднократно встречаем примеры, когда израильтяне выходили из египетского рабства, что среди них были такие подвижники, как Финеес и другие, которые видя, что народ начал хулить Бога, брали меч и посекали согре?ающих, чтобы эта зараза не распространялась по народу, и Господь потом этих людей благословлял за ревность. ?х ревность о чистоте, о святости дома Господня была такова, что даже доходило до кровопролития. Т.е. в Ветхом Завете не церемонились особо: согре?ил – получи. Как сказано у пророка Давида: «Ревность о доме Божием съедает меня». ? мы с вами тоже должны ревновать о Божием.

Авва ?саия говорит: «Ревность – это естественная способность природы человека», т.е. само ревнование и горение. Единственный момент, о котором указывает св. ?оанн Златоуст, что ревность эта может быть и на худое дело. Ревновать человек может и о худом, с тем же горением делать дела не во славу Божию, а наоборот — делать их для греха, для соблазна. Как сегодня ревнуют там, кто на первом канале постоянно выступает – они же ревнуют для того чтобы соблазнить людей, чтобы создать себе аудиторию. Ведь они так стараются не для того чтобы только деньги получать. Они стараются для того чтобы их получать постоянно. Как говорят сапожники: «Клиентов надо насиживать». Вот они их и насиживают у телевизора, постоянно кривляются, а мы с вами смотрим. А им за это платят деньги.

Возгревание ревности

Чтобы ревность не потухала, её нужно возгревать:

1)     Память о смерти, о Суде, о вечных муках. Как человеку вспоминать о смерти? Как говорит премудрый ?исус, сын Сирахов: «Помни о конце твоем, и вовек не согре?и?ь». Потому что человек сразу вспоминает, как умрет, какой он отчет даст Богу за эти дела. ? как ты вообще пойде?ь туда со всем этим? Эти благочестивые размы?ления человеку очень помогают, он начинает сразу приходить в бодрость, начинает искоренять в себе какие-то согре?ения, немощи, ссоры с кем-то, потому что нехоро?о, если у тебя будут претензии к кому-то на Стра?ном Суде. Ведь они будут разбираться, эти претензии! Если ты не отпустил человека здесь, то Господь будет отпускать это там. А очень часто так бывает, что мы не всегда правы. Мы правы здесь, когда говорим людям, объясняем ситуацию, какие мы были правильные. Но у Бога-то другие весы. Господь зрит на сердце, Он знает, кто из нас как поступил, где-то что-то недоговорил, где-то что-то недосказал, и там ча?а весов может повернуть совсем в другую сторону. Тот человек может быть оправдан, а мы за то, что не отпустили, можем быть осуждены. ? эти размы?ления человеку помогают возгревать ревность, потому что муки будут вечные, нескончаемые и не дай Бог кому-то их претерпеть.

2)     ? говорит св. Феофан Затворник: «Ревность возгревается молитвой». Ревность – это огонь, а дрова этого костра – молитва. Т.е. без молитвы никуда. Молитва – это вообще смысл жизни человека потому, что смысл Царствия Божия — в молитве. Человек будет молиться там Богу, общаться с Богом будет всегда. Это есть молитва, и мы ей должны научиться здесь для того чтобы быть способными пребывать в Царстве Божием.

2. Добродетель терпения. «Терпением ва?им спасайте ду?и ва?и», — говорит Господь в Евангелии от Луки. Апостол Павел говорит: «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает» (Рим. 5, 3-5). Т.е. само терпение человеку очень сильно помогает, потому что оно дает человеку пройти какой-то отрезок времени или какой-то отрезок подвига от начала и до конца: встал человек на подвиг – закончил его, при?ло иску?ение – претерпел его – получил результат. Почему один из отцов сказал следующее: «Я не помню в своей жизни такого случая, чтоб сатана меня обманул дважды». Нас на день по сотне раз обманывают, а там представляете какое терпение, какое внимание, какой анализ внутренний! Видит демонский заход – посмотрел, как это всё выглядит, запомнил, до конца претерпел, посмотрел, чем это закончится. ? потом, когда это иску?ение опять приближается, он уже знает, чем оно начнется, как оно будет продолжаться и чем закончится, и употребляет меры для того чтобы этого не было. Это конечно великий подвиг.

3. Постоянство – оно в подвиге, конечно, очень важно. Вот утреннее правило ещё многие могут постоянно делать. Хотя примерно пополам: кто-то вечернее постоянно может соблюдать, а утреннее – нет, еле встает на раскачку, бежит в трапезную или на автобус, запрыгивает на ступеньку, на последнем ходу. А другой вечером приходит с работы, устал, объелся, — всё, сил на молитву просто нет, все силы отдал на работе. ? складывается такая ситуация, что молитвенное правило, сам молитвенный подвиг у нас прерывается из-за того что нет постоянства. ? постоянства нет ни в чем. За что бы мы ни взялись, нам всё время не хватает этого постоянства. А постоянство помогает человеку приобрести плоды, достигнуть конца тех трудов, к которым ты иде?ь. «Кто чередует подвиг с нерадением, тот ничего не делает и никогда не достигнет совер?енства жизни, за недостатком ревности, постоянства и терпения», — говорит Антоний Великий. Кто чередует: поподвизался – расслабился, поподвизался – расслабился, — тот не достигнет совер?енства. Философия сегодня такая: нам хочется отдохнуть. Ну, сколько можно молиться? Надо отдохнуть. Всё, расслабился, отдохнул ты, – потом неделю не може?ь встать на молитву. Есть правило: мы раскаялись, взбодрились, вступили в пост, первую недельку держимся бодро, всё читаем, как-то движемся, потом – ни с того, ни с сего – пустота в ду?е такая… Ну, это конечно уныние с печалью при?ло, всё у нас забрало сразу, и мы расслабились. ? после этого что начинается: впадение в грубый вещизм. Мы начинаем сразу послаблять пост, как-то ослабевать, и молитва у нас начинает пропадать и т.д. Это происходит от отсутствия постоянства.

Причины желания подвига

Почему мы с вами должны желать его? Откуда рождается желание, чтобы родился у нас подвиг?

Кто хочет быть подвижником? Подвижником очень трудно быть. Всем нам хочется, чтоб как-то без трудов было, без пота, без подвигов. Чтобы без особых трудов, чуть-чуть, не напрягаясь, полегче чтоб было…

  1. Подвиг рождается от любви к Богу и совер?енству, когда человек хочет достигнуть в жизни совер?енства. Помните из жития того же Антония Великого: при?ел в Храм, было желание достигнуть совер?енства, неопределенное ещё, он был христианином, но как-то не до конца понимал, как бы это всё сделать. Слы?ит слова Божии: «Продай всё имение, раздай нищим, и следуй за Мною» (Мф. 19, 21). Мы с вами знаем, что Евангелие, которое читается в церкви, имеет особую силу, потому что оно соединено молитвой верующих, поэтому оно имеет очень проникновенную силу. ? он эти слова понимает, а так как была в нем любовь к совер?енству, любовь к Богу, — он всё бросает, продает, что-то оставляет сестре, и уходит.
  2. Награда, венцы в Царствии Божием, которые подстегивают в нас желание подвига, потому что награда бывает только за подвиги. Ну а за что ещё давать венцы? ?х не за что боль?е давать, как только за подвиги, за труды ради Бога. ? если мы делаем эти труды, если у нас есть подвиг, то мы получим обязательно награду. Как говорит апостол Павел: «Теперь готовится мне венец славы». ? даль?е сказано: «Не только мне, но и всем возлюбив?им явление славы Его». Все, кто подвижничает ради Бога – все получают от Бога награду. Остальные, как сказано: «Кто призовет имя Господне – спасется». Спасены, может быть, будут, но без венцов. Святые отцы говорят, что память о венцах, славе, и в этом случае даже тщеславие помогает молодым подвижникам, потому что в начале подвигов не только положительные ресурсы, но и отрицательные используют для того, чтобы достичь этой славы: соревнования, кто боль?е и т.п. Помните истории из житий подвижников: «Господи! — говорит Антоний Великий, — открой мне, кто совер?енней меня!» — «?ди к сапожнику, и смирись там», «сходи к блуднице» или ещё к кому-нибудь. ? подвижники ?ли и реально видели, что как живут эти люди: конечно, подвигов мень?е, но скромность-то какая! Хотя просто люди живут и не думают о подвигах. А отцы-то, конечно, думали, они достигали, они ревновали, трудились, ощущали себя настоящими спортсменами на ристалище. Они очень много приводят этих примеров борцов, спортсменов, потому что они так себя ощущали на поприще Христова подвига.
  3. ?з вне?них причин: слава в Отечестве, когда многие воины, солдаты становились героями, воевали, рисковали своей жизнью и получали награды императорской семьи, государственные награды, которые имели определенную значимость в то время. Всё это так называемое геройство.
  4. Бывает, конечно, желание дурного подвига – это тщеславие и дурная слава, когда человеку хочется прославиться, он не делает особого разбора, ему всё равно — что сделать, ли?ь бы прославиться. ? многие таких людей сегодня поддерживают: не важно – какой человек, надо только, чтобы он был известный. Вот по телевизору выступает – всё! — это умный человек, он всё очень правильно говорит. Даже нисколько не отфильтровываем то, что они там несут. Ли?ь бы только был известный. А на самом деле сегодня известных людей умных по пальцам одной руки можно сосчитать. А благочестивых ещё мень?е. Одни по?ляки и тому подобные.
  5. ? ещё на подвиги подвигают людей бесы. В чем это заключается? Когда, допустим, человек не может подвижничать, а бесы ему всё время на ухо на?ептывают: «Надо делать подвиг! Штангу повесить себе и носить!». Вы?е я рассказывал про подвижника на скалах. Вот, он повис, висит, бодрствует, ангел Господень к нему подлетает и говорит: «Надо спускаться на землю!», тот говорит: «А почему?», — «А сейчас другие увидят и соблазняться начнут, будут так же делать, потом снимай их отсюда всех». Эти подвиги бывают неполезны для других, потому что они имеют некоторый исключительный момент. Есть правило, некоторые нормы, а есть исключения. Данный случай относится к этим исключениям.
    ?ли же когда человек берет на себя подвиг неподъемный. Например, ничего не есть и не пить сорок дней как Спаситель. Да, такие люди есть, подвижники, кто весь Великий пост ничего не ест, но они редкие. А бывает так, что человек болеет язвой желудка, а хочет поститься как Господь. Но желудок уже не тот, организм не тот, ты надорве?ь себя совсем, и желудок вырежут тебе остав?ийся, и буде?ь потом обременять всех окружающих в округе — и толку-то от тебя будет. В этом случае, когда человек болеет, надо беречь себя. Подвиг всё-таки должен быть умеренным. В подвиге нужно быть, конечно, благоразумным и осторожным, потому что подвиг, как говорит Антоний Великий, дело опасное.

Воздействие подвига на тело человека

1)     Притеснение плоти и физические страдания. Когда человек начинает подвижничать, кто первый кричит против? Плоть! Потому что ей надо сытно поесть, сладко поспать, и, соответственно, плоть первая начинает скорбеть, первая начинает бунтовать. ? св. Феофан Затворник говорит: «Пока не смирится – кричит, а потом привыкает и всё нормально». Первое время действительно тяжело. Потому, когда человек начинает подвиг, первое время ему стра?но. Но потом ничего, всё пройдет. Надо просто терпеть и пребывать в постоянстве. Выбрал себе, допустим, какой-то неболь?ой подвиг, умеренный, и его нужно нести и ни за что от него не отступать. ? можно за самую малость получить венец от Господа. Как сказано: «Кто даст воду во имя ученика, не потеряет награды своей» (Мф. 10, 40-42). Поэтому, хоть неболь?ой подвиг, но должен быть у нас. Хотя бы маленький обязательно должен быть.

2)     Также для тела подвиг приносит следующие положительные качества: бодрость, легкость, подвижность для добродетелей. Т.е. когда человек занимается духовным подвигом, его плоть более послу?на. Если он не переедает, постится. Очень важно в воздержании не переедать. Понять, что сытая жизнь, пресыщение – это смертный грех. Вот мы всё время едим досыта, а потом ещё догоняемся десертами и ещё чем-то. А когда вываливаемся из-за стола – ну конечно, какая там может быть молитва, и вообще что может быть доброго на сытый желудок? ? вот эти переедания как раз являются причиной многих болезней. А когда желудок бодр, то и плоть бодра. ? действительно, кто это знает, так говорят: «Если я сейчас поем, я даже не помолюсь». Человек отказывается от пищи, попьет чай, — и молится. А поест луч?е после молитвы. Когда уже помолился, силы потратил – тогда покрепился и спать лег. Бывает и так.

Влияние подвига на ду?у человека

  1. Приобретение умиления, благости, чистоты, мужества, терпения, стойкости, силы. Подвиг сильно закаляет ду?у человека в скорбях и ду?а человеческая становится очень крепкой. Человек, который несет этот подвиг, уже крепок ду?ой. Какие-то соблазны, иску?ения – а он тверд. Он, может быть, и колеблется, но всё равно не так сильно, как человек, который вообще живет без подвига, просто расслабленной жизнью. Кто живет без подвига – его вообще любой помысел увлекает, любой.Особенно грубый вещественный помысел — о материальных благах и т.п. очень сильно человека закруживает и он этому сразу поддается, без всякого сопротивления.
  2. Также польза заключается в угасании страстей. Подвиг уга?ает в человеке страсти, ослабляет их, как говорят отцы – умеряет, делает их пассивными, вялыми. Откуда страсти питаются? Многие страсти берут соки от чрева и имеют боль?ую силу. А подвигом, воздержанием всё умеряется. Человек находится в воздержании, терпит, следит за собой, не распускает себя и со временем он получает боль?ую пользу, ду?а его успокаивается, уже так не терзается страстями, как в начале христианского пути.

Влияние подвига на дух человека

  1. Первое, что мы получаем – это внимание Бога. Что это значит? Бог что, не смотрит на нас каждый час? Да у нас «и волосы на голове все сочтены» (Мф. 10, 30). То есть Господь о каждом из нас печется. Так что такое внимание Бога? Отцы говорят конкретно, что когда подвижник встает на путь подвига, то он к себе привлекает внимание Бога, Господь начинает к нему проявлять не только чудный промысел, но и  особое внимание, как к воину. Допустим, у правителя, у царя есть много подданных, но телохранители, его подвижники, его армия, которая его содержит, у него на особом счету и особое попечение у царя о тех, кто находится рядом с ним. Так же и подвижники – Бог проявляет к ним особое попечение и внимание.
  2. ? также, конечно, подвиг дает на?ему духу благодать Святого Духа. Она заключается в умилении, радости, ощущении будущих благ. То есть это то, что не передается словами, это нужно переживать. У нас в христианстве, мы знаем, есть очень много таких духовных вещей, которые нельзя передать ни словами, ни жестами, ни эмоциями, ни образами – ничем. Ни художник, ни кто-то другой не может это всё выразить. Потому что это неподдающиеся описанию чувства, которые переживает человек благодаря благодати Святого Духа.
  3. ? также человеческий ум, и дух получают ясность, бодрость и горение к Богу, то есть просветляются. ? благодаря этому человек имеет возможность соединения с Богом и обожения.

Плоды подвигов

Преподобный Ефрем Сирин перечисляет те же самые плоды, о которых в Послании к Галатам говорит апостол Павел: «Любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость и воздержание». Эти плоды подвига, конечно же, только самые первые, потому что подвиг приносит обилие духовных плодов. Если человек держится в подвиге постоянно, то действительно человек изменяется внутри. Это знают только те, кто про?ел путем подвига, они знают, как человек меняется, как он обновляется, становится другим. Мы, допустим, не занимаемся таким подвигом, нам это непонятно. Мы можем только на себя посмотреть, что благодаря тому, что мы ходили в церковь, как-то поменялись и стали луч?е, потому что нас Господь как-то очистил, как-то вразумил. А подвижники очень сильно меняются внутри, там происходят очень сильные, глубокие изменения духовные и ду?евные, которые дают им возможность не падать потом в грех благодаря терпению и той духовной мудрости, которую они получают.

Святые отцы говорят, что если подвиг не проносит плодов, а приносит вместо этого раздражение, гнев, то это как раз является показателем того, что подвиг построен по неправильному пути. Св. ?гнатий Брянчанинов говорил о старцах, которые мона?ествовали всю жизнь, получили боль?ую известность, а пребывали в лукавстве, в окаянстве и т.д. В чем заключается неправильный путь? Это может быть либо упор на вне?ность, либо тщеславие расхищает всё в подвиге, если человек постоянно трубит о том, что он делает (потому что подвиг обязательно должен быть втайне). Никто не должен знать, как мы подвижничаем, какой у нас подвиг, его нужно скрывать от всех. Тайное сделается явным только тогда, когда Господь придет судить живых и мертвых, и все получат награду: кто гре?ил – за грехи, кто делал добрые дела – за добродетели.

?, конечно же, плоды от подвигов – венцы в Царстве Божием за труды. ? действительно, когда Господь придет судить живых и мертвых, мы с вами все воскреснем, предстанем на Суде, и там подвижники будут награждаться Богом, они будут получать от Бога венцы, а мы с вами будем стоять и облизываться, потому что не подвижничали в этой жизни.

Причины разру?ения подвига

От чего подвиг у нас разру?ается и исчезает?

  1. Чрезмерность, неумеренность в подвиге. Подвиг должен быть обязательно умеренный, по силам человека. О подвиге, конечно, нужно разговаривать со своим духовным отцом, с батю?кой, у которого человек исповедуется, с кем ведет какие-то свои духовные общения, беседы. С ним нужно согласовывать, какой избрать подвиг, который был бы умеренный, но который нужно соблюсти. Начинать нужно всегда с малого в на?ей ситуации. Подвижники, конечно, могут и сразу всё сделать, браться сразу за серьезные вещи, это касается монахов, монахам всё можно. А нам, гре?ным, хотя бы маленький подвиг взять для того, чтобы в нем научиться терпению и другим добродетелям, которые он дает.
    Чрезмерность будет разру?ать, т.к. после того, как человек переутомится в подвигах, он начинает есть без меры и т.д. Он расслабился, расстроился духовно потому, что переутомился. А когда человек переутомился – ему ничего не надо, у него в ду?е уныние, печаль, он полностью расслаблен. А когда такое состояние, тогда в ду?у входит всё нечистое и человек начинает есть, спать, пить, уходить из кельи своей (если это монах), если мирской человек – начинает пьянствовать, расслабляться и делать всё, что ещё может быть.
  2. Разру?ают подвиг печаль и уныние. Эти два греха идут вслед за гневом, две основные страсти из восьми главных страстей, которые имеют в себе боль?ую силу расстраивать и расхищать подвиг человека. Уныние и печаль в считанные секунды у человека всё, что он мог накопить десятилетиями. Если человек в подвигах добывает себе добродетели годами, то предав?ись унынию, он может в секунды всё потерять. Очень стра?ный грех, который постоянно докучает человеку.
    Преподобный Антоний Великий говорит: «Если кто-либо вяло и лениво совер?ает подвиг, тот бывает вместилищем всех страстей и нечистот». Вялость и леность – признак уныния. Когда в человеке есть уныние и печаль, ду?а его становится жилищем бесов и всего плохого, и это приводит, конечно, к печальным последствиям. Почему многие подвижники бросались в пропасти, падали на мечи, лезли в петлю, заканчивали жизнь совсем не духовно.
  3. Ещё подвиг разру?ает чрезмерная надежда. Она заключается в том, когда человек обольщается надеждой на Бога, что Господь поможет, чрезмерно уповает на благодать Божию и начинает ослаблять труды, расслабляться, расстраивается. Есть поговорка: «На Бога надейся, а сам не пло?ай».

Ложный подвиг

Подвиг может быть истинным, а может быть и ложным. В чем заключается ложь подвига?

Когда он делается ради тщеславия, самомнения, своей собственной гордыни, для себя. Когда делается не для Бога, а именно для того, чтобы воспитать в себе некоторую самозначимость, что «я могу». Это очень боль?ие иску?ения для многих подвижников, особенно — сильных духом. Даже если не рассматривать подвижников, а взять на?у жизнь: все мы работали на мирских предприятиях, есть такая порода людей – трудоголики. Все встречались с трудоголиками.  У них – «все плохо работают», они – «луч?е всех». ? он будет трудиться, работать, и действительно – па?ет он боль?е всех. Ну а цена этому труду, если он осудил всех? К концу рабочего дня он даже поскандалил, сказал: «Вы все здесь лентяи, тунеядцы, я один работаю нормально, вы слы?ите? Я один!». ? так же в духовной жизни бывает, когда человек начинает подвижничать, он смотрит – «все расслабляются вокруг, я один подвижничаю. Ничего себе, какой я хоро?ий!». Это есть боль?ое иску?ение и ложный подвиг. Человек не замечает и впадает в эту прелесть. ? потом происходит погибель. Жестокосердие, немилосердие, нежелание прощать близким их грехов: «Я-то грехов не имею. ? ты не имей! Что гре?и?ь-то? Давай исправляйся. Не получи?ь прощения пока не исправи?ься». Есть такие «духовники-подвижники», ещё четками по голове сверху дадут для вразумления.

Зачем нам нужен подвиг?

После всего, что уже сказано, мы имеем некоторое представление, для чего человеку нужен подвиг. Но всё-таки, что делает подвиг с человеком внутри, зачем он, собственно, нужен? Смысл подвига человека в следующем делании. Для того чтобы человек пребывал в Царстве Небесном, он должен быть к нему подготовлен. В чем заключается подготовка для Царствия Божьего? Она заключается в том, чтобы человек мог переносить сам в себе, внутри смирение Христово. Смирение Христово: когда человек видит смиряющегося человека, он сорадуется ему, он не гну?ается смирением. Допустим, видим человека смиряющегося, говорим: «А! Тряпка!». А смиряющийся – это не «тряпка», это мужественный человек. ? соответственно, когда мы с вами занимаемся подвигом, подвиг помогает нам укреплять на?у волю, на?у ду?у к добродетели и посредством исполнения заповедей Христовых мы начинаем понимать, что такое Царствие Божие. Оно есть смирение Христово. ? к этому смирению мы должны быть готовы. Как раз благодаря подвигу мы себя подготавливаем в этой жизни к тому, чтобы быть смиренными во Христе и со Христом в Царстве Божием. Потому что у нас Бог смиренный, и мы должны быть такими же. ? сегодня, если мы не смиряемся в этой жизни, то все на?и подвиги и вообще всё у нас напрасно, потому что мы не сможем находиться в Царстве Божием. Почему сатана был изгнан с неба, почему Архангел Михаил его согнал? Потому что гордый не может находиться среди смиренных, он гну?ается ими! Мы знаем такие случаи, что гордый не может находиться среди кротких, тихих, спокойных, ему кажется, что они все какие-то непонятные, вялые, отсталые, деградированные.
Бывает, конечно, смирение физическое, когда человек просто медлительный. В Лавре был один такой батю?ка, его поставили выдавать деньги. Он очень медленно выдавал. А второй был очень импульсивный. ? вот он отстоял очередь, батю?ка спра?ивает: «Как ва?а фамилия?», — «Такая-то», — «Отметим»… Потом посмотрел, какая сумма, потом посчитал, потом начал медленно по одной отсчитывать: «Одна, две, три…», потом – «Распи?итесь», потом опять забрал… ? пока он это всё делал, тот человек просто «взорвался», он просто не смог это всё перенести.
Это как раз выражает то противопоставление, когда гордый находится рядом со смиренным. Они все какие-то непонятные для него, немощные, ему кажется, что они ничего не делают. Потому что смирение – оно не от мира сего. В этом мире нет места смирению. Смирение – это то, что идет против этого мира, это против всех законов. Начни смиряться – тебе сразу скажут: «Ну, ты какой-то дурачок». Начинае?ь смиряться, просить прощения – «Да ладно тебе, прикидывае?ься!» или ещё что-нибудь начнут. Вот не принимает мир смирение нисколько! Никак не принимает. ?гнатий Брянчанинов приводит такой пример о смирении. Приходит в великое светское общество подвижник со своим учеником. Подвижник сел скромно и сидит, ничего не спросит: какое папье-ма?е хозяйка сделала своими руками, какие серебряные вазы стоят, какие золотые кубки, какой мраморный пол красивый, мозаика какая… Вообще ничего не интересно ему, он сидит, просто денежку для монастыря попросить при?ел. А ученику всё интересно, он ходит всё спра?ивает. Старцу говорят: «Слу?айте, какой у вас духовный послу?ник! Какой смиренный, какой учтивый!». А настоятель им не понравился: «Какой-то угрюмый, злой. Мы ради ученика дадим, а этому не дали бы».
? так действительно в жизни бывает. Приходит человек, не потакает этому миру: «Он нам не нравится». Если мы кого-то осуждаем и спра?иваем своего товарища: «Как ты считае?ь?» — а он молчит. ? мы сразу внутри обличаемся, понимаем, что мы осудили, а он не захотел участвовать в на?ем грехе. Он подвижник, потому что надо силы иметь, чтобы отказаться участвовать в чужом осуждении. Надо боль?ие силы иметь и к этому надо иметь привычку.
Так вот, подвиг нам нужен как раз для этого: чтобы быть способными находиться в благодати Христова смирения.

Подвиг для всех и для каждого. Для всех – это терпение скорбей, потому что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие», говорится в деяниях святых апостолов. Ещё в первом веке апостолы и потом святые отцы учили, что многими скорбями надлежит войти в Царствие Божие. Подвиг, конечно, состоит из многих скорбей. А для каждого – в зависимости от образа жизни и от духовного состояния. Каждый человек со своим духовником ре?ает, какой подвиг ему избрать.
Но я думаю, что нам всем нужно стремиться к молитве. Ну, никак нельзя обходить её! Потому что «молитва научит нас всему», она одна — «царица добродетелей» и может нам помочь во всем. Пусть у нас будет маленькое правило. Вот у нас «русское благочестие»: мы любим много! Сразу ?есть канонов, сто поклонов, нам мень?е нельзя. ? потом можем неделю пить после этого. Да, и не ощущать себя осужденным в совести – «зато я разгуляюсь, и потом опять помолюсь нормально». Да, так бывает, у многих ведь так. Нет, чтобы взять маленькое правило и – кровь из носу, но держать его. Понятное дело, у отцов были правила огромные – они руки воздевали, когда солнце заходило, и когда оно сзади всходило – они руки опускали, это всё было. Но мы не для этого говорим о подвиге, мы говорим о том, чтоб нам начать его с маленького. Конечно, у отцов были молитвенные правила боль?ие, но и то — св. ?саак Сирин много глав своих творений посвящает тому, чтобы человек брал мало, но постоянно. Потому что, — говорит он, — мы наказываемся от Бога не за то, что мы оставили правило. Представляете? – не за то мы наказываемся, нет. А наказываемся за то, что когда мы оставляем правило, к нам приходят бесы и такое бесчиние у нас в ду?е творят, грехи – за это мы наказываемся! Не за то, что мы правило оставили. Правило-то на?е, это на? подвиг. Но когда после боль?ого правила мы начинаем расслабляться, приходят бесы и действительно творят что попало. ? за это мы имеем наказание.
Поэтому правило должно быть умеренным, каждый человек должен понимать, сколько он может тянуть, каждый день, не ослабевая. У нас сегодня есть утреннее и вечернее правило и это в принципе норма для каждого человека. Боль?е уже тяжеловато, мень?е – слабовато. Но в принципе кто не тянет, может по благословению сделать помень?е. Но каждый раз кровь из носу, но сделать это правило! Не боль?е, не мень?е. Кто взял боль?е – тоже должен стоять на этом до конца. ? очень боль?ое усилие надо употреблять вниманию в молитве. Это «тарабание» действительно ме?ает нам приблизиться к молитве, потому что мы думаем только о количестве: «Благословен Бог» и «Аминь» — вот это нас интересует. А всё, что было в промежутке между началом и концом правила, мы не помним. Главное — чтобы он начала и до конца. А с каким умом, с каким сердцем – как на непонятном языке просто. Это очень важно в жизни христианина и сегодня это боль?ая необходимость, которая нам нужна как воздух.

Как начать подвиг?

  1. Сначала стра?но, говорит ?оанн Златоуст, а потом легко. Потому что сначала плоть стра?ит нас, демоны иску?ают, что у тебя будет болеть желудок, водянкой весь распухне?ь от голода, ещё там что-нибудь, ужасы такие разные приходят, если человек начинает поститься. Если начинает человек молиться, выбирает себе конкретное правило, то бесы говорят ему: «Это сли?ком много!» или «Это сли?ком мало ты себе бере?ь!». Он говорит: «А я по благословению. Сколько благословили, столько и беру и так держу». А потом проходят все эти ко?мары плоти — и легче. Потом ду?а даже начинает стремиться к этому. Сначала ду?а не стремится к правилу, это обременительно, и первое время так и будет. А потом, со временем, ду?а начинает стремиться и радоваться. Радость будет приходить от самого понуждения, от самого подвига, что ты себя смирил, от этого приходит некоторое уте?ение и человек начинает получать удовольствие от того, что он себя смиряет, двигает себя, нудит себя, зажимает, смиряет свою плоть распущенную. Потому что он выздоравливает – и от этого выздоровления получает радость!
  2. Также нужно взирать за воздаяния за труды, а не на скорби. Когда начинаем трудиться, надо понимать, что если мы будем думать только о скорбях, то ничего не получится. Нужно, конечно, думать о том, что Господь нас за это помилует, поможет нам, что Он нам заповедал этот подвиг, что Господь будет к нам ближе, проявит боль?е Своего внимания к на?им нуждам, к семьям, ко всему. Об этом мы должны думать. ?, в конце концов, может быть, Господь нам ещё и какую-то награду даст за этот неболь?ой, но подвиг. Конечно, здесь надо и с тщеславием бороться, это всё, конечно, должно быть. Тщеславиться – ни в коем случае нельзя, потому что, как говорят святые отцы, какой подвиг ты бы сделал сам по себе? Телесный подвиг – тело у тебя от Бога. Ду?евный – ду?у тебе тоже Бог дал. То есть, у тебя ничего своего нет – чем тебе гордиться-то? Ты делае?ь, потому что ты помогае?ь Богу для того, чтобы Он смог потом тебя, гре?ника, вместить в Царствие Божие, чтоб ты был способен пребывать среди смиренных.
  3. Конечно, нужно посоветоваться со своим батю?кой, какой подвиг нам избрать для того чтобы он был в на?ей жизни, если мы живем без подвига. Обязательно. Какой нам благословят, какой посоветуют – такой постараться и делать.

? закончить я хотел бы следующим: христианства нет без подвига; отсутствие его сделало нам вялыми, ленивыми, непостоянными, всегда начинающими свое спасение, но так и не продвинув?имися в нем; от этого слабая сила проповеди и оскудела на?а земля святыми подвижниками. Возлюбим подвиг Христа ради, и может быть на?и дети уже смогут достичь совер?енства и сиять вместе с праведниками на небе святых. Потому что святость – она тоже накапливается, у благочестивых родителей по боль?ей части рождаются благочестивые дети. Возьмем кого-нибудь из святых – Серафим Саровский, Сергий Радонежский – у них и у многих из святых родители были святыми людьми, по крайней мере – подвижниками благочестия. Конечно, откуда им взяться, святым, если родители никакого подвига не соблюдают и ничего не делают? Поэтому будем трудиться, просить Бога о помощи, чтобы Господь даровал нам хотя бы неболь?ой, но подвиг, для того чтобы нам спастись и приготовить себя к Царствию Божьему. Аминь.
***

Текст составлен по фильму-лекции о подвиге.

Если Вы заметили о?ибку в тексте — пожалуйста, напи?ите нам об этом на электронную почту – bogovidec@yandex.ru

Открыть текстовый документ беседы о подвиге

Добавить комментарий